Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Rotor

Rotor
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк.

Разработчик: Конструкторское бюро Т-2К Харьковского паровозостроительного завода им. Коминтерна, Харьков.
Изготовитель: Харьковский паровозостроительный завод им. Коминтерна, Харьков.

Руководитель работ по созданию танка: начальник КБ Т-2К А.О.Фирсов.

Производство: 1933 - 1934 гг.

Выпущено: 1884 танков (в 1933 г. —781, в 1934 г. —1103).

История создания танка БТ-5.

Легкий колесно-гусеничный танк БТ-5 был создан в результате работ по дальнейшему совершенствованию боевых свойств танка БТ-2 (БТ-3). Несмотря на ряд положительных качеств, таких как высокая оперативная и тактическая подвижность и относительная простота производства, уже в процессе испытаний первых опытных образцов быстроходного танка БТ-2 выявился и ряд серьезных как конструктивных, так и производственных недостатков. Дело в том, что приобретенные у Дж. У. Кристи танки «М.1940» были еще «сырыми» и, по сути являлись лишь опытными шасси, собранными небольшой группой высококвалифицированных американских рабочих в единичных экземплярах с использованием высококачественных материалов (сталь, дюралюминий, каучук и т. п.).

При постановке танков «Кристи» М.1940 на серийное производство в СССР под маркой БТ-2 они оказались не совсем технологичны, так как требовали рабочих высокой квалификации, которых, как известно, в начале 30-х гг. в нашей стране еще не хватало. Ведь развернутая в это время широкая индустриализация страны только набирала темпы. В этот период велись интенсивные работы по созданию броневой стали, износостойких материалов (сталь для траков гусениц, резина для бандажей катков, феродо для дисков сцепления и т. п.). И наконец, возникли проблемы с основным оружием для танков. Мало того, что снаряд 37-мм пушки Б-3 обладал недостаточным фугасным действием, так еще и выпуск пушки не обеспечивал в необходимых количествах потребностей танковой промышленности.

Вот почему параллельно с серийным выпуском колесно-гусеничного танка БТ-2 конструкторы, технологи, рабочие, представители военной приемки (ВП) ХПЗ в тесном взаимодействии с представителями НИБТ полигона работали над устранением недостатков и дальнейшим совершенствованием машины.

Результатом данной работы явился улучшенный образец — колесно-гусеничный танк БТ-5, который был запущен в серийное производство в 1933 г. Этот танк кроме выполнения главной своей функции — оперативного танка самостоятельных механизированных соединений стал основной базой для проведения большого объема опытно-конструкторских и исследовательских работ, связанных с установкой ракетного и химического вооружений, решения вопросов преодоления водных преград как на плаву, так и под водой. Кроме того, была проведена значительная работа по повышению проходимости танков БТ-5 и возможности преодоления ими естественных и искусственных препятствий, включая минно-взрывные заграждения.

В основном все работы по совершенствованию танков серии БТ-5 велись в опытном цехе отдела Т-2 ХПЗ. Этот опытный цех Т-2О ( «Т» — танковый отдел, «2» — порядковый номер отдела, «О» — опытный цех) был создан в марте 1932 г. в виде опытно-исследовательской секции Т-2Ки при технической конторе Т-2К. На момент создания опытный цех Т-2О для проведения исследований располагал лишь первым закупленным образцом танка «Кристи» — «Оригиналом — I».

В январе 1932 г. под руководством начальника КБ Т-2К А. О. Фирсова привлеченными молодыми конструкторами Н. А. Кучеренко, В. М. Дорошенко и А. А. Морозовым начались работы по усовершенствованию танка БТ-2 — созданию танка БТ-5.

Первоначальный проект танка БТ с установкой 45-мм пушки был выполнен на ХПЗ уже летом 1932 г. Для установки новой расширенной башни планировалось удлинить корпус танка по отношению к БТ-2 на 225 мм в районе боевого отделения. Причем в целях упрощения производства корпуса танка расстояния между тремя парами неуправляемых опорных катков остались неизменными.

Руководство УММ РККА отвергло данный проект, так как изменения размеров корпуса танка привели бы к перестройке производства и, естественно, к срыву выполнения «большой танковой программы». Поэтому для серийного производства был утвержден проект танка, отличавшегося от БТ-2 в первую очередь башней с установленным более мощным вооружением. Кроме того, в проекте усовершенствованного танка, получившего обозначение БТ-5, двигатель «Либерти» был заменен на двигатель М-5, увеличен объем топливных и масляного баков, улучшена конструкция узлов и агрегатов трансмиссии, усилены элементы ходовой части.

Согласно требованиям УММ РККА все работы по созданию нового танка должны были быть окончательно выполнены к первой половине сентября 1932 г. Одновременно с завершением всех проектных работ ХПЗ должен был изготовить 10 опытных образцов танка БТ-5. Причем выпуск корпусов и башен танка БТ-5 в 1932 г. планировался на Мариупольском заводе им. Ильича, но этим планам не суждено было сбыться.

Опытный образец танка БТ-5 был собран лишь 21 октября 1932 г., да и то без оборудования башни, установки вооружения и укладки боеприпасов. В ноябре 1932 г. на ХПЗ была произведена закладка 5 корпусов и заказано на Мариупольском заводе изготовление 25 башен (20 из конструкционной стали и 5 из закаленной) под установку 45-мм танковой пушки. В это же время в КБ завода по заданию УММ РККА приступили к разработке проекта командирского танка на базе БТ-5.

Переход на серийный выпуск новых танков БТ-5 руководство ХПЗ планировало осуществить с 1 января 1933 г. начиная с 601-й машины БТ. Вопрос «о переделках в корпусе БТ в выпущенных машинах в связи с установкой 45-мм пушки» рассматривался на совещании у начальника танкового управления (НТУ) УММ РККА Свиридова, состоявшемся 1 января 1933 г. Интересы ХПЗ на этом совещании представлял начальник Т-2К А. А. Фирсов, который доложил, «что при замене вооружения с 37-мм на 45-мм пушку на выпущенных машинах БТ-2, подлежат [замене] следующие узлы: 1) верхний подбашенный броневой лист; 2) арка над водителем; 3) укладка боеприпасов». Начальник КБ также подчеркнул, что «указанные переделки с технической стороны затруднений не вызывают и не требуют специального оборудования».

По требованию представителей НТУ УММ в протоколе совещания было записано, что «указанные переделки должны проводиться, не вклиниваясь в серийное производство во избежание срыва программы выпуска танков БТ». На этом же совещании было принято решение о переходе на новую, овальную (эллиптическую) башню, предназначенную для установки 45-мм пушки.

В то время, когда в Москве печатался протокол совещания, на ХПЗ был проведен испытательный 300-км пробег (на гусеницах) окончательно собранного первого опытного образца танка БТ-5. Этот пробег оказался не совсем удачным, так как на 220-м километре пробега вышел из строя вентилятор системы охлаждения двигателя. Эта поломка, а также отсутствие полного комплекта рабочих чертежей и невыполнение заводом сроков изготовления 10 запланированных машин еще на месяц отодвинули начало серийного выпуска танка БТ-5.

В марте 1933 г., после сдачи представителям ВП последних 37 танков БТ-2, ХПЗ приступил к изготовлению танков БТ-5. На 22 марта представителям ВП заводом было предъявлено к приемке 16 машин, 55 танковых корпусов находились на конвейере в сборочном цеху, причем 50 из них собирались под особым контролем, так как этим танкам БТ-5 предстояло участвовать в Первомайском параде на Красной площади в Москве. Руководству РККА и НКТП хотелось как можно быстрее продемонстрировать возросшую огневую мощь танков БТ.

Установленная на танк БТ-5 45-мм пушка 20К обладала большим разрушительным действием и бронепробиваемостью по сравнению с 37-мм пушкой Б-3, устанавливаемой на части танков БТ-2. Эта 45-мм пушка была создана в КБ завода № 8, расположенном близ подмосковной ж/д станции Подлипки и именуемым МОЗ — Московский орудийный завод им. М. И. Калинина. Танковая пушка 20К («К» — Калинин) была создана на базе 45-мм противотанковой пушки 19К и после успешно проведенных испытаний во II квартале 1932 г. была принята к серийному производству. Технический проект монтажа в танк спаренной установки 45-мм пушки и 7,62-мм пулемета ДТ был разработан КБ этого же завода под руководством Беринга (ведущий конструктор И. А. Лялин) в начале 1933 г. Серийное же производство танков БТ-5, для которых и разрабатывалась пушка 20К, как уже отмечалось, началось на ХПЗ лишь во второй половине марта 1933 г.

Первые 10 танков БТ-5 в период освоения производства с разрешения руководства УММ РККА имели отдельные детали корпуса и башни, изготовленные из незакаленной («сырой») броневой стали. Причем только 3 условно бронированных танка БТ-5 были отправлены в войска — в 5-й механизированный корпус им. К. Б. Калиновского. Остальные же небронированные БТ-5 были направлены: 3 — в 5-й учебный полк; 1 — в Орловскую бронетанковую школу; 1 — на НИБТ полигон; 1 — на Химический полигон для установки огнемета; 1 — в Реактивный Институт для установки «реактивной» (газодинамической) пушки.

В производстве танков БТ-5 это был не единственный случай, когда вместо броневой стали применялась обычная конструкционная сталь. Такое положение объяснялось переходом Мариупольского завода на выпуск новой (эллиптической) башни. Эта башня была специально разработана под установку 45-мм пушки на машиностроительном заводе им. Ворошилова и предназначалась для установки на танк Т-26.

В двадцатых числах января 1933 г. КБ ХПЗ на основании распоряжения УММ РККА получило с завода им. Ворошилова чертежи эллиптической башни, которые были творчески переработаны под установку башни на танк БТ-5. Более сложная конфигурация эллиптической башни потребовала от специалистов Мариупольского завода значительных усилий для организации ее серийного производства. На первом этапе для отработки технологии производства и изготовления оснастки вместо броневой стали применялось более податливое простое железо. Всего из этой «технологической брони» было изготовлено 30 башен, большинство из которых на танках БТ-5, находящихся в эксплуатации в войсках, к началу 1935 г. были заменены на башни, изготовленные из броневой стали.

Здесь необходимо отметить, что, несмотря на налаженную благодаря железным башням технологию, производство бронированных башен осуществлялось с большой выбраковкой. Это привело к тому, что число выпускаемых башен уступало числу выпускаемых корпусов. И только в 1934 г. благодаря подключению к производству брони для танков БТ Ижорского завода эта проблема была решена.

Все серийно выпускаемые танки БТ-5 (за исключением 10 танков из «сырой» брони и 30 — с башнями из конструкционной стали) до середины 1934 г. изготавливались из брони «МИ» Мариупольского завода или «ПИ» Путиловско-Ижорского завода.

Броня марки «МИ» представляла собой тип двухслойной стали и из-за сложной технологии давала очень большой процент брака при ее производстве. Но, несмотря на это, производство данной брони продолжалось, так как по сравнению с «ПИ» броня «МИ» в 1933 г. имела более высокую пулестойкость. И лишь после того, как в июне — июле 1934 г. было установлено, что броня «МИ» обладает рядом скрытых дефектов (трещины, расколы, недержание кромок), ее производство было прекращено.

Весной 1934 г. металлургам Ижорского завода удалось выплавить новую броневую сталь, получившую название «ИЗ». Эта сталь во время сравнительных испытаний при снарядном обстреле оказалась более стойкой, чем броня «ПИ». Кроме того, броня «ИЗ» имела большую вязкость и поэтому не давала отколов и трещин. Эта кремне-марганцево-молибденовая сталь обладала хорошей «свариваемостью» и была наиболее экономически выгодной по сравнению с другими броневыми сталями, так как в своем составе не имела импортного никеля и хрома и при ее производстве все отходы могли поступать обратно в шихту для повторного использования, чего нельзя было делать с отходами других сталей из-за наличия в них хрома.

По совокупности вышеперечисленных качеств сталь марки «ИЗ» Постановлением Броневого Совета НКТП от 25/27 мая 1934 г. была признана пригодной для бронирования танков БТ. Начиная с августа 1934 г. и до окончания серийного производства танки БТ-5 оснащались корпусами и башнями, изготовленными из стали марки «ИЗ».

За два года серийного производства ХПЗ было выпущено 1884 танка. Причем первоначально по заданию Правительства завод должен был в 1933 г. изготовить лишь 700 боевых машин, но 25 октября 1933 г. танковая программа на 1933 г. по выпуску БТ была увеличена до 1000 боевых машин. Здесь необходимо отметить, что ХПЗ, несмотря на трудности, связанные прежде всего с переходом на выпуск новой модификации танка — БТ-5, успешно справился с правительственным заданием. В 1933 г. было изготовлено 1005 танков БТ (224 — БТ-2 и 781 — БТ-5). Правда, из-за вынужденной спешки, особенно в конце 1933 г., страдало качество выпускаемых танков, о чем свидетельствует выписка из доклада, представленного ВРИД начальника УММ РККА Г. Г. Бокиса Народному комиссару по военным и морским делам и председателю РВС СССР К. Е. Ворошилову: «По танку БТ, несмотря на выполнение программы — качество сдаваемых машин нельзя признать всегда хорошим. ...Забраковано в пробеге машин: март — 5%, апрель — 5%, май — 8%, июнь — 6%, июль — 5%, август — 10%, сентябрь — 11%, октябрь — 9%, ноябрь — 33%, декабрь — 41%. Что указывает на снижение внимания к качеству, особенно по сборке».

В следующем году качество сборки улучшилось, что позволило заводу дать гарантию на бесперебойную работу танков БТ-5 в течение девяти месяцев их эксплуатации, что в соответствующем переводе на километраж выражалось в 2000 км пробега.

Правда, зачастую ХПЗ подводили предприятия-смежники, поставлявшие отдельные комплектующие и материалы по кооперации. Так, низким качеством обладали резинотехнические изделия (бандажи опорных катков, направляющих и ведущих колес и др.) завода «Красный Треугольник», нередко некондиционную сталь для траков поставлял Краматорский завод, броня, поставляемая Мариупольским заводом до августа 1934 г., часто имела трещины. И все же, в 1934 г. ХПЗ удалось изготовить 1103 танка БТ-5, причем 243 из них были командирскими и оснащались радиостанцией 71-ТК-1 и имели марку БТ-5РТ. Этой же радиостанцией были оснащены 20 танков, выпущенных в конце 1933 г.

Решение об установке на танк радиостанций было принято Постановлением Правительства в мае 1932 г., а в сентябре того же года ХПЗ было выдано задание на изготовление в декабре 1932 г. опытных образцов танков с установкой радиостанций 71-ТК и 72-ТК.

Первая отечественная танковая радиостанция 71-ТК была разработана в 1932 г. группой радиоинженеров под руководством И. Г. Кляцкина. Однако из-за ряда эксплуатационных недостатков указанная радиостанция в серийное производство не пошла.

В 1933 г. радиостанция была модернизирована и под маркой 71-ТК-1 поставлена на серийное производство. Проблема улучшения работоспособности радиостанции в танке БТ-5 решалась совместными усилиями КБ ХПЗ и московского завода № 3.

Так, 20 марта 1933 г. представителями обоих заводов были проведены совместные испытания по выяснению работоспособности радиостанций 71-ТК и 72-ТК, установленных на танках БТ-5. Проведенные испытания показали, что из-за неудачной экранировки высоковольтных проводов системы зажигания двигателя, в головных телефонах при работающем двигателе из-за треска и шума, практически ничего не слышно.

Работы по оснащению танков средствами связи несколько ускорились после того, как 14 апреля 1933 г. КО СССР было принято Постановление по радиооборудованию танков РККА. Согласно этому Постановлению под радиостанцию 71-ТК должны были оборудоваться каждый пятый и шестнадцатый выпускаемые ХПЗ танки БТ-5, а каждый пятидесятый — под радиостанцию 72-ТК. Уже к 20 июля 1933 г. планировалось оснастить пятнадцать танков БТ-5 радиостанциями 71-ТК и три танка — радиостанциями 72-ТК. К концу года планировалось иметь двести танков, оснащенных радиостанциями 71-ТК-1 и двадцать — радиостанциями 72-ТК. Реально же совместными усилиями двух заводов (ХПЗ и № 3) к концу 1933 г. удалось оснастить только 20 танков БТ-5 радиостанциями 71-ТК-1.

В феврале 1934 г. были проведены очередные испытания, в результате которых было окончательно установлено, что радиостанция 72-ТК ощутимых преимуществ перед радиостанцией 71-ТК-1 по дальности связи не имеет и в марте 1934 г. для оснащения танков БТ-5 была принята (под шифром «Шакал») радиостанция 71-ТК-1.

В особую проблему выделилось оснащение танков БТ-5 двигателями. Дело в том, что все приобретенные в США авиационные двигатели «Либерти» были установлены на танках БТ-2, а для танков БТ-5 пришлось использовать отработавшие летный ресурс авиационные моторы М-5, выпуск которых в 1930 г. на ленинградском заводе «Большевик» был прекращен.

Капитальный ремонт двигателей М-5 был организован на пяти заводах: № 35, 43, 45, 47 и «Красный октябрь». Причем, так как на заводах № 35 и № 45 отсутствовала ВП, приемка отремонтированных моторов осуществлялась непосредственно на ХПЗ с проверкой их работы на испытательном стенде в течение двух часов. Однако вскоре в связи с низкой надежностью и ограниченным количеством поступающих на ремонт двигателей М-5 руководство УММ РККА дало задание ХПЗ разработать танк БТ-5 с двигателем М-17, находящимся на тот момент в серийном производстве. На протяжении всего 1934 г. в цехе Т2О велись опытные работы, результатом которых стало появление очередной модификации — танка БТ-7 с двигателем М-17.

Проекции танка БТ-5:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк BYSFn

Источник:
Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. /М. В. Павлов, И. Г. Желтов, И. В. Павлов. — М.: ООО «Издательский центр «Экспринт», 2001. — 184 с. — (Серия «Военный Музей»). / ISBN 5–94038–019–0. Тираж 5000 экз.

Rotor

Rotor
Общее устройство танка БТ-5.

Легкий колесно-гусеничный танк БТ-5 по своей компоновочной схеме полностью повторял своего предшественника — танк БТ-2, но конструктивно отличался от него установкой более мощного вооружения, карбюраторного двигателя М-5 отечественного производства и связанными с этим незначительными изменениями корпуса и башни, а также некоторыми изменениями отдельных элементов гусеничного движителя. В связи с новыми конструктивными изменениями боевая масса машины возросла до 11,6 т, а к концу производства после внесения ряда усовершенствований она достигла 11,9 т.

Продольный разрез и вид в плане танка БТ-5:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк TnNya

Отделение управления изменений не претерпело, за исключением установки справа от механика-водителя двух огнетушителей — переносного и стационарного.

В боевом отделении в новой башне, имевшей по сравнению с башней танка БТ-2 большие размеры, вместе с командиром танка стал размещаться третий член экипажа — заряжающий-пулеметчик. Командир машины, который одновременно выполнял и роль наводчика (артиллериста), размещался слева от орудия, а заряжающий — справа. В нише башни для танков, оснащаемых радиостанцией, было предусмотрено место для ее установки.

В моторном отделении, в отличие от танка БТ-2, вместо одной были установлены две аккумуляторные батареи.

Броневая защита. Корпус и башня.

По сравнению с БТ-2 бронирование танка БТ-5, за исключением крышки люка механика-водителя, не изменилось. Корпус и башня изготавливались из броневых катаных листов толщиной 6, 10, 13 и 15 мм. Лобовой щиток механика-водителя имел толщину 20 мм, а литая носовая отливка имела толщину лобовой части 40 мм, нижней — 30 мм. В крышке люка механика-водителя за смотровой щелью был установлен смотровой прибор — пуленепробиваемое стекло, заключенное в специальную обойму и рамку. При замене поврежденного стекла в боевых условиях смотровая щель закрывалась броневой заслонкой. В верхней части крышки люка механика-водителя была приварена накладка для защиты щитка водителя от свинцовых брызг. Кроме того, люк механика-водителя был снабжен резиновыми уплотнениями, а верхний наклонный лобовой лист для упрощения производства был выполнен составным из трех частей: нижней и двух боковых. Арка над механиком-водителем в связи с установкой радиостанции была урезана. Для сохранения жесткости корпуса в этом месте устанавливались специальные короба, закрепленные вне боевого отделения и образующие таким образом рубку механика-водителя.

Схема бронирования танка БТ-5:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк Adnyb

Наружные бортовые бронированные листы корпуса танка состояли из двух частей и соединялись между собой снаружи с помощью броневой накладки на заклепках. Для лучшего уплотнения корпуса между внутренними бортовыми листам, угольниками и днищем в местах их соединения были проложены полотняные прокладки на сурике.

Для предохранения трансмиссионного отделения от попадания в него посторонних предметов и грязи над жалюзи была установлена защитная проволочная сетка. Для доступа к жалюзи при проведении технического обслуживания сетка откидывалась на петлях, а во время движения крепилась к заднему листу крыши двумя болтами. Между пятыми и шестыми подкосами во внутренних бортовых листах были сделаны отверстия для выхода воздуха от вентилятора при закрытых жалюзи.

В задней части надгусеничных полок были прикреплены грязевые щитки, защищавшие от забрасывания грязи с гусениц на корпус танка при движении. Они были отштампованы из 3-мм конструкционной стали и крепились к полкам и фланцу бортовых редукторов с помощью сварки. В передней части надгусеничных полок крепились съемные грязевые щитки — «крылья», предохранявшие лицо механика-водителя от забрасывания песком и грязью при открытом люке. Они также были отштампованы из 3-мм конструкционной стали и крепились к полкам с помощью петель, а к передней трубе — с помощью болтов. При движении по лесу или крупному кустарнику эти щитки предписывалось снимать с машины.

В корме машины между бронированным щитком и глушителем устанавливалась медно-асбестовая прокладка, предотвращавшая нагревание щитка.

Крыша над боевым отделением в целях упрощения производства состояла из четырех фасонных листов. Передний лист одновременно являлся крышей рубки механика-водителя и приваривался к боковым листам рубки. Два боковых листа приваривались к верхнему наклонному листу носа и угольникам бортовых листов, а также двумя болтами крепились к угольникам перегородки. Каждый лист имел 12 отверстий для крепления погона башни. Задний лист крепился семью болтами к верхнему угольнику перегородки. Все четыре листа своею внутренней кромкой образовывали круглый вырез. К ним крепился болтами нижний погон башни. Вследствие увеличения диаметра отверстия в крыше под башней была несколько изменена перегородка между моторным и боевым отделениями — она была выгнута и изменена в деталях.

Новая бронированная башня увеличенных размеров устанавливалась на шариковом погоне и имела клепаный (цилиндрическая) или сварной (эллиптическая) корпус, состоящий из двух листов, соединенных между собой с помощью накладок. В переднем листе было вырезано прямоугольное отверстие для спаренной установки пушки и пулемета, по бокам располагались две смотровые щели со стеклоблоками и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера, закрывавшихся броневыми пробками. На 230 машинах первого выпуска в заднем листе цилиндрической башни было вырезано прямоугольное отверстие, закрывавшееся снаружи патронным (снарядным) ящиком трапецевидной формы, который одновременно выполнял роль противовеса спаренной установки вооружения и крепился к башне с помощью заклепок. На остальных машинах ящик был заменен овальной (эллиптической) кормовой нишей. В кормовой части башни имелся прямоугольный люк для доступа внутрь ниши, который закрывался запирающейся снаружи крышкой люка на петлях. В крышке люка имелось отверстие для стрельбы из револьвера, закрывавшееся броневой пробкой.

Крыша башни состояла из двух листов, один из которых располагался над цилиндрической частью башни, а другой накрывал ее кормовую нишу. В крыше башни располагались два люка для посадки и выхода экипажа (в цилиндрической башне со снарядным ящиком имелся лишь один люк).

Над казенной частью пушки располагалось вентиляционное отверстие. Отверстие для перископа находилось в левой части крыши башни, а отверстие для сигнализации — в правой. Кроме того, на крыше башни имелись три кольца (рыма) для демонтажа и монтажа башни, а также два отверстия для прохода тяг, поддерживающих кронштейн подъемного механизма пушки.

Полная масса башни с вооружением и боеприпасами достигала 1100 кг, а масса спаренной установки (качающейся части) — 220–250 кг.

Вооружение.

Основным оружием танка БТ-5 являлась 45-мм пушка 20К обр. 1932 г. Пушка предназначалась для ведения огня по танкам и бронемашинам, артиллерии, открыто расположенным огневым средствам пехоты и живой силе противника. Она могла вести огонь бронебойными и осколочными снарядами, обладала хорошими по тому времени тактико-техническими показателями.

Схема установки танковой пушки 20К:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк U8LK4

Качающаяся часть пушки была создана на базе качающейся части 45-мм противотанковой пушки 19К обр. 1932 г. Она имела люльку корытообразной формы и клиновой вертикальный затвор с полуавтоматикой инерционно-механического типа, который обеспечивал боевую скорострельность до 15 выстр/мин. Однако сложность подобной автоматики в дальнейшем привела к замене ее полуавтоматикой копирного или скалочного типа. В качестве противооткатных устройств использовались гидравлический тормоз отката и пружинный накатник. 45-мм пушка обр. 1932 г. имела подъемный механизм секторного типа, на маховике которого располагалась кнопка спускового механизма. Длина ствола пушки составляла 46 калибров, дальность стрельбы прямой наводкой — 3600 м, а максимальная — 4800 м.

Бронебойный снаряд массой 1,425 кг имел начальную скорость 760 м/с и на дистанции стрельбы 1000 м пробивал по нормали танковую броню толщиной 37 мм. На дистанции 2500 м этот показатель снижался до 20,8 мм. Осколочный снаряд массой 2,15 кг имел начальную скорость 335 м/с. До 270 осколков, образующихся при взрыве снаряда, позволяли эффективно поражать открыто расположенную живую силу противника. Вспомогательным оружием танка БТ-5 являлся спаренный с пушкой 7,62-мм танковый пулемет ДТ, который имел свой автономный прицел, обеспечивавший возможность ведения стрельбы независимо от орудия.

Наведение при стрельбе прямой наводкой из пушки и спаренного с ней пулемета и корректировка огня осуществлялись с помощью танковых оптических прицелов ТСМФ и ПТ-1. Танковый телескопический прицел ТСМФ обр. 1930 г. располагался в маске пушки с левой стороны. Он обеспечивал увеличение в 2,5 раза и имел поле зрения 15°. Перископический прицел ПТ-1 обр. 1932 г. устанавливался в броневом стакане с левой стороны на крыше башни. Он обеспечивал стрельбу прямой наводкой из пушки и пулемета и круговое наблюдение из танка. Наведение спаренной установки в вертикальной плоскости осуществлялось в пределах от — 5° до + 21°. В спаренном положении огонь из орудия и пулемета вел наводчик с помощью ножных спусков пушки и пулемета, расположенных под его правой ногой на подножке. При независимой стрельбе пулемет имел сектор обстрела в вертикальной плоскости + 5° и в горизонтальной плоскости + 4,5°. В этом случае огонь из него вел заряжающий.

Боекомплект танков с цилиндрическими башнями состоял из 86 выстрелов, в линейных танках с эллиптическими башнями он возрос до 115 выстрелов и 2709 патронов, расположенных в 43 дисках. В танках, оснащенных радиостанциями 71-ТК-1, размещалось 75.

Увеличение боекомплекта машины по сравнению с боекомплектом танка БТ-2 было достигнуто за счет размещения дополнительной укладки снарядов на полу в боевом отделении и размещения снарядов в нише башни. На полу боевого отделения укладывались 29 снарядов. В танках, где не устанавливался электроконтактный прибор, снаряды на полу боевого отделения укладывались по высоте в четыре ряда поперек корпуса на деревянных стеллажах. Сверху стеллажи закрывались специальной стальной крышкой на петлях, образуя фальшпол боевого отделения. На правой и левой стенках корпуса в боевом отделении в специальных укладках (обоймах) размещались 32 выстрела (по 16 на каждой стенке). Выстрелы укладывались вертикально в два ряда. На стенках башни по одну и другую сторону от ниши вертикально размещалось по 7 выстрелов. Укладка выстрелов в башне была разделена на две части, которые представляли собой коробки из листовой стали со специальными отсеками, прикрепленные к нижнему и верхнему листам ниши. В каждой коробке размещалось 20 выстрелов.

Укладка пулеметных дисках производилась на правой и левой стенках боевого отделения под снарядной укладкой. На каждой стороне в специальных гнездах размещалось по 19 дисков. Кроме укладки дисков на стенках корпуса, 5 дисков укладывались на стенке башни.

Силовая установка.

В моторном отделении танка вдоль продольной оси машины устанавливался четырехтактный, двенадцатицилиндровый, V-образный карбюраторный двигатель М-5 жидкостного охлаждения мощностью 400 л. с. (294 кВт) при 1650 об/мин, с двумя сдвоенными карбюраторами пульверизационного типа, с постоянным уровнем, системы «Зенит-52». В качестве топлива использовался авиационный бензин. Угол развала цилиндров в 45° был выбран в целях уменьшения до возможного минимума его габаритов. Вместе с тем такой угол развала определял порядок чередования вспышек в цилиндрах через неравные углы поворота коленчатого вала, что усложняло возможность получения двойного зажигания от двух магнето, поэтому на двигателе было установлено зажигание системы «Делько», позволявшее использовать его при любом порядке чередования вспышек в цилиндрах. Система зажигания — батарейная. Свечи зажигания каждого ряда цилиндров двигателя получали электроэнергию от своего трансформатора-распределителя, представлявшего собой комбинацию катушки высокого напряжения с прерывателем-распределителем. Пуск двигателя производился с помощью двух электрических стартеров «МАЧ» мощностью по 1,3 л. с. (0,96 кВт) каждый (или одним стартером «Сцинтилла» мощностью 2 л. с. (1,47 кВ.), или «СМС» мощностью 3,5 л. с. (2,8 кВт), а также вручную с помощью заводной рукоятки, установленной на редукторе пуска в боевом отделении. Кроме того, на небольшом количестве машин были установлены стартеры «Бош» мощностью 3 л. с. (2,2 кВт). Масса двигателя составляла 410 кг.

Системы, обеспечивавшие работу двигателя, практически остались такими же, как и на танке БТ-2. Единственное, над чем поработали конструкторы, так это над увеличением запаса возимого топлива и улучшением работы силовой установки в зимних условиях.

Емкость двух топливных баков составляла 360 л. На машинах выпуска 1934–1935 гг. запас возимого топлива был увеличен до 530 л за счет установки в кормовой части по бортам двух дополнительных баков. В системе охлаждения зимой стали применять низкозамерзающую охлаждающую жидкость (смесь воды со спиртом и глицерином). А для поддержания необходимой температуры во время стоянок и обеспечения пуска двигателя на морозе между картером двигателя и радиаторами системы охлаждения устанавливались два химических обогревателя. Обогреватели приводились в действие за 3–4 часа до пуска двигателя и устанавливались в моторном отделении. В пожарном отношении обогреватели были безопасны.

В танке, кроме того, были установлены новый вентилятор системы охлаждения с более высокой производительностью и регулируемые с места механика-водителя жалюзи, которые улучшили поддержание требуемого температурного режима работы двигателя.

Трансмиссия.

На танках БТ-5 первых выпусков устанавливалась трансмиссия, аналогичная трансмиссии танка БТ-2. Впоследствии на машинах стали устанавливаться более совершенные агрегаты трансмиссии: многодисковый главный фрикцион новой конструкции сухого трения (сталь по феродо), четырехступенчатая коробка передач улучшенной конструкции и два многодисковых бортовых фрикционов новой конструкции с ленточными тормозами. Остальные агрегаты трансмиссии остались без изменений.

Ходовая часть.

Особенностью танка БТ-5, как и его предшественника — танка БТ-2, являлась установка на них комбинированного колесно-гусеничного движителя. Его конструкция осталась без существенных изменений, за исключением установки усиленных ведущих колес гусеничного хода и новых опорных катков.

Ведущие колеса гусеничного хода — стальные, штампованные с наружной резиновой амортизацией, двухдисковые, гребневого зацепления. Диски устанавливались на ступицу бортового редуктора и крепились к ней шестью болтами с гайками. В дисках для уменьшения их массы были сделаны восемь отверстий. Еще в восьми отверстиях располагались стальные втулки, приваренные к диску. Во время эксплуатации постоянно задействованы были только четыре втулки. В отверстия втулок вставлялись пальцы на осях которых симметрично располагались ролики, с помощью которых ведущие колеса за гребни траков вращали гусеницы. От осевого перемещения пальцы с обоих концов фиксировались корончатыми гайками. При увеличении диаметра отверстий втулок выше допустимого во время эксплуатации пальцы с роликами переставлялись на соседние (еще не изношенные) втулки. Диаметр ведущего колеса — 640 мм.

Опорные катки — двухдисковые с наружной амортизацией в виде резиновых бандажей. В отличие от танка БТ-2 диски опорных катков были не литые, а штампованные, сплошные. Диаметр опорного катка остался прежним — 815 мм.

Электрооборудование и средства связи.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети составляло 12 В. Основным источником электрической энергии танка был генератор «Сцинтилла» (или «Делько») мощностью 190 Вт, или генератор ГП (или ГА) мощностью 180 Вт (250 Вт) с реле регулятором О8–150. При неработающем двигателе источником электрической энергии являлись две аккумуляторные батареи 6СТА УШБ емкостью 128 А/ч. каждая.

Потребителями электрической энергии были: два электростартера «МАЧ» (или стартер «Синтилла», или «СМС», или «Бош»); правый и левый распределители к свечам двигателя; вибратор «Делько» для облегчения пуска; гудок (сигнал) вибраторного типа; передние фонари «Сцинтилла» двойного света; задний сигнальный фонарь; сигнал «стоп»; лампочка освещения щитка механика-водителя; переносная лампочка, лампочка освещения боевого отделения и лампочка освещения башни.

Вспомогательные приборы, установленные на щитке механика-водителя: центральный переключатель «Сцинтилла» или «ЗЕТ» производства Электрозавода АТЭ, предназначенный для управления всей системой электрооборудования и зажигания танка; масляный и бензиновый манометры, водяной и масляный аэротермометры; амперметр-переключатель; кнопка гудка; тахометр; контрольная лампочка центрального переключателя; часы (на машинах выпуска конца 1934 г.), а также две штепсельные розетки и бронированные провода.

263 танка БТ-5 (БТ-5РТ) были оснащены радиостанциями 71-ТК-1 «Шакал» и имели поручневую антенну, расположенную по периметру башни. Это была специальная танковая приемо-передающая, телефонно-телеграфная, симплексная радиостанция с амплитудной модуляцией и с диапазоном частот от 4 до 5,625 МГц, которая обеспечивала дальность связи телефоном на ходу до 15 км и на стоянках до 30 км. В телеграфном режиме дальность связи на стоянках увеличивалась до 50 км. Масса комплекта радиостанции достигала 60 кг, а общий объем — 60 куб. дц.

Для связи командира танка с экипажем и ведения переговоров между членами экипажа использовалась система внутританковой телефонной связи с оптическим вызовом — танковым переговорным устройством (ТПУ-3).

Танк имел систему противопожарного оборудования, состоявшую из стационарного тетрахлорного огнетушителя, расположенного в отделении управления справа от сиденья механика-водителя, на стенке корпуса и соединенного трубопроводом с четырьмя распылителями, которые располагались: два над карбюраторами, третий под двигателем, четвертый около трансформаторов системы зажигания двигателя. Для тушения пожара в боевом отделении использовался переносной тетрахлорный огнетушитель, также установленный у механика-водителя.

Укладка инструмента, запчастей и принадлежностей.

Инструмент подразделялся на: общий инструмент для всей машины, специальный инструмент ходовой части машины и двигателя М-5.

В общий инструмент входил весь обычный инструмент (гаечные ключи, отвертки, молотки, зубила и т. п.). В специальный — инструмент, употреблявшийся для регулировки, проверки и других работ, характерных для данного типа машины. Инструмент двигателя М-5 укладывался в инструментальной сумке. Часть общего инструмента находилась также в специальной инструментальной сумке, располагавшейся в инструментальном ящике внутри машины, там же располагалась часть специального инструмента, имевшего малые габариты.

На машине перевозились и некоторые запасные части, подверженные наибольшему износу, которые могли быть заменены силами экипажа: к ходовой части машины, двигателю, вооружению и к приборам наблюдения. Траки укладывались на надгусеничных полках или на радиаторных щитках, вместе с шанцевым инструментом. Мелкие детали укладывались в инструментальном ящике. К двигателю придавались в основном запасные детали системы зажигания и электрооборудования, которые укладывались в отдельном ящике, размещенном в инструментальном ящике.

Запасные детали к вооружению (к пушке и пулемету) укладывались в отдельном деревянном ящике, который размещался внутри машины.

Запасные детали к приборам наблюдения (главным образом смотровые стекла) укладывались в отделении управления и в башне.

Принадлежности и приспособления, необходимые для заправки машины топливом, маслом и водой, укладывались внутри машины в инструментальном ящике.

Шанцевый инструмент укладывался снаружи машины. На радиаторном защитном щитке сверху укладывались топор, четыре запасных трака, снизу — двуручная пила. Все они крепились к защитному щитку тремя ремнями. На правом радиаторном щитке укладывались: две большие саперные лопаты, ключ для натяжения гусениц, лом. Они крепились к защитному щитку двумя ремнями. К подъемным и тяговым приспособлениям относились два домкрата, закрепленные в кормовой части машины на грязевых щитках, и две буксирные цепи, которые крепились следующим образом: одна на буксирных серьгах сзади с помощью стального стержня, продетого в обе серьги, другая — спереди танка на двух буксирных крюках.

Источник:
Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. /М. В. Павлов, И. Г. Желтов, И. В. Павлов. — М.: ООО «Издательский центр «Экспринт», 2001. — 184 с. — (Серия «Военный Музей»). / ISBN 5–94038–019–0. Тираж 5000 экз.

Rotor

Rotor
Поднятый со дна Невы танк БТ-5 у музея-диорамы «Прорыв блокады Ленинграда» около Кировска Ленинградской обл.:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк P1LCA БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк FDEPL

Проекции командирского танка БТ-5РТ (с радиостанцией и поручневой антенной):
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк OCAtI

Рота танков БТ-5 перед началом манёвров, Московский военный округ, лето 1935 г.:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк G6yUN

Брошенный советский танк БТ-5, лето 1941 г.:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк BGivn БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк Y3Bri

Танк БТ-5 в Испании:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк WecxU



Последний раз редактировалось: Rotor (7/5/2019, 05:23), всего редактировалось 1 раз(а)

Rotor

Rotor
Танк БТ-5:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк KDtwz БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк DlSs6
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк InZhR БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк 0vYQH
Наставление Автобронетанковых сил РККА. Танк БТ-5. Отдел Издательства Народного Комиссариата Обороны Союза ССР. М. 1936.
https://yadi.sk/d/qS_2NVpYVgWoY

Rotor

Rotor
Тактико-технические характеристики (ТТХ) танка БТ-5 выпуска 1933 г., ХПЗ:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк SEQwJ
http://voenspez.ru/index.php?topic=3844.20

Танк БТ-5 на подготовке к военному параду по случаю 16-й годовщины РККА, Москва, январь 1934 г.:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк PTuFk

Командирский танк БТ-5РТ, проверка радиоаппаратуры радиотелеграфистом младшим командиром Кузнецовым, 1934 г.:
БТ-5 - лёгкий колесно-гусеничный танк 9bIXs
http://voenspez.ru/index.php?PHPSESSID=b137edc67f6d992a8ce2988e016d6d9b&topic=3844.0

Спонсируемый контент


Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения