Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф)

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф).

Главный конструктор - Н.А.Климов, в 1966 г. - Ю.К.Сапожков.

Разработчик – ЦКБ-18 (с начала 1966 г. - ЛПМБ «Рубин»), г. Ленинград, с сентября 1970 г. - ЦПБ «Волна», г. Ленинград.
Завод-строитель – Ново-Адмиралтейский завод, г. Ленинград.

Обитаемый самоходный глубоководный аппарат (батискаф).

Глубоководный комплекс, состоящий:
- судно-носитель (тема «Лангуст»);
- глубоководный аппарат «Поиск-6», для глубин до 6000 м.

Глубоководный аппарат 1-го поколения (батискаф).

Предэскизный проект - конец 1966 г.
Эскизный проект - июнь 1968 г.
Технический проект - конец 1969 г.
Рабочая конструкторская документация опытного образца - конец 1970 г.

Главный конструктор Ю.К.Сапожков:
Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф) TZbAO
Из книги «Малахит» - подводным силам России», Гангут, 2006.
https://mil-history.livejournal.com/1098688.html

История создания.

С середины 1964 г. в проектном отделе ленинградского ЦКБ-18, в возглавляемом А.С.Хейфецем, в секторе перспективного проектирования и тактического обоснования, разрабатывался заданный президиумом Научно-технического совета (НТС) Госкомитета по судостроению предэскизный проект экспериментальной глубоководной подводной лодки (ЭГПЛ). По сути, это было исследовательское проектирование: определение ожидаемых тактико-технических характеристик дизель-электрической подводной лодки для научно-исследовательских работ на глубинах материкового склона до 2000 м. Работой руководили ведущие конструкторы Ю.М.Коновалов и Е.Н.Шанихин, к тому времени переведенный в проектный отдел.

Корпусники ЦКБ-18 исследовали существующие материалы и определили направления их совершенствования применительно к разработанной конструкции прочного корпуса в виде сварной цилиндрической оболочки, подкрепленной внутренними тавровыми шпангоутами и замкнутой концевыми полусферическими переборками. Проработали конструкцию деталей насыщения корпуса – входного люка, иллюминаторов, кабельных вводов и проходов трубопроводов, проанализировали напряжения в узлах стыковки легких конструкций с прочными в связи с их обжатием.

Механики, системщики, специалисты по устройствам и электрики ЦКБ-18 совместно с базовыми институтами отрасли определили состав и параметры комплектующего оборудования ЭГПЛ и разработан перечень предприятий – вероятных разработчиков этого оборудования.

Проектанты-статики ЦКБ-18 определили ожидаемые размерения и водоизмещение ЭГПЛ. Разработали методику расчета изменений весовой нагрузки и плавучести при погружении- всплытии. Проектанты-динамики ЦКБ-18 оценили ходовые качества и выбрали средства обеспечения управляемости и устойчивости ЭГПЛ применительно к условиям эксплуатации.

Предэскизный проект подтвердил принципиальную возможность создания экспериментальной дизель-электрической подводной лодки с рабочей глубиной погружения 2000 м. Базовые институты отрасли, принимавшие участие в разработке проекта, подтвердили ожидаемые тактико-технические и технико-экономические характеристики ЭГПЛ. Их заключения и материалы проекта в конце 1964 г. были представлены в Госкомитет и Главное управление кораблестроения ВМФ.

К слабым сторонам проекта базовые институты отнесли, во-первых, малые автономность и дальность подводного плавания ЭГПЛ, а следовательно, и малая эффективность решения поставленных задач в открытом океане; во-вторых – неудовлетворительные характеристики принятого состава вновь разрабатываемых радиоэлектронных средств навигации, связи, акустики и недостаточную автоматизацию, что привело к завышению численности экипажа и ухудшению условий его обитаемости. Необходимые условия использования ЭГПЛ требовали замены дизель- электрической энергоустановки на ядерную и разработки всей радиоэлектроники на новой, прогрессивной элементной базе.

Представленные материалы проекта ЭГПЛ стали «информацией к размышлению» как для потенциальных заказчиков, так и для исполнителей. И уже в начале 1965 г. ЦКБ-18 по инициативе «главного водолаза» страны Н.П.Чикера и «главного гидрографа» А.И.Рассохо получило от ВМФ первый заказ на проектные разработки по теме «Поиск» – созданию обитаемых поисково-исследовательских автономных плавучих технических средств с глубиной погружения 2000 м.

Техническое задание на тему «Поиск» было передано главному конструктору З.А.Дерибину, в группу которого, как руководитель темы «Поиск», был переведен Е.Н.Шанихин. Наблюдающими от ВМФ были назначены Г.И.Рыбкин от института № 40 ВМФ и Н.А.Колышев от института № 9 ВМФ. Практически, как проектантам, так и наблюдающим проекта пришлось заняться широким поиском комплексного решения поставленной проблемы с учетом базирования и морских условий эксплуатации.

В рамках темы «Поиск» группой главного конструктора З.А.Дерибина впервые в отечественной практике к решению проблемы создания глубоководных технических средств и средств обеспечения их эксплуатации как в море, так и на берегу, был применен комплексный подход. Только он мог обеспечить оптимальные результаты. В частности, впервые в мире была выдвинута и подтверждена технической проработкой идея использования специальной научно-исследовательской подводной лодки в качестве носителя обитаемого поисково-исследовательского глубоководного аппарата.

В составе темы «Поиск» (главный конструктор З.А.Дерибин, руководитель темы Е.Н.Шанихин) были разработаны три варианта глубоководных плавучих технических средств для выполнения поисково-исследовательских работ на глубинах до 2000 м в интересах ВМФ: глубоководного аппарата (ГА) среднего водоизмещения (около 50 м³) «Поиск-50» с базированием на надводном судне, малая (около 300 м³) дизель-электрическая глубоководная лодка «Поиск-300» с базированием на береговой базе и ГА малого водоизмещения (около 20 м³) «Поиск-20» с базированием на подводной лодке «Поиск-300».

Эксплуатация «Поиска-50» в значительной степени зависела от гидрометеорологических условий, поскольку предусматривала проведение спускоподъсмных операций с борта надводного судна-носителя. Глубоководная лодка «Поиск-300» не имела этого недостатка, однако из-за большого водоизмещения не обладала необходимыми маневренными качествами для работы у грунта. «Поиск-20» должен был транспортироваться в оперативный район на комингс-площадке «Поиска-300» с их расстыковкой и стыковкой в подводном положении на малых ходах и поэтому не зависел от гидрометеорологических условий в оперативном районе, а малое водоизмещение ГА обеспечивало возможность выполнения подводнотехнических работ на грунте.

Вопросы подводной стыковки и расстыковки ГА с подводной лодкой были практически решены в 1962 г. на экспериментальном обитаемом автономном управляемом подводном снаряде «УПС», разработанном в горьковском СКБ-112 и построенном заводом «Красное Сормово».

Работы по теме «Поиск» были завершены в июне 1965 г., и их результаты были использованы институтами ВМФ в разработке тактико-технических заданий (ТТЗ) на проектирование глубоководных автономных обитаемых технических средств освоения океана.

В сентябре 1965 г. было оформлено постановление Правительства, по которому сектор перспективного проектирования ЦКБ-18 совместно с институтами ВМФ и АН СССР приступил к поисковым проработкам научно-исследовательских и боевых глубоководных лодок с ядерной энергетикой. А в начале 1966 г. Ленинградское проектно-монтажное бюро «Рубин» (ЛПМБ «Рубин») – так стало именоваться ЦКБ-18 – получило на согласование от ВМФ проекты ТТЗ на разработку обитаемых самоходных ГА «Поиск-2» (проект 1832) для проведения поисковых и научно-исследовательских работ в интересах ВМФ на глубинах материкового склона до 2000 м и «Поиск-6» (проект 1906) - на глубинах океанского ложа до 6000 м.

Неустановленные причины трагической гибели на испытаниях в 1965 г. новейшей американской атомной подводной лодки «Thresher» подталкивали военных моряков к созданию новых более совершенных средств глубоководного поиска и исследований. Предложенные к разработке ГА «Поиск-2» и «Поиск-6» должны были при необходимости осуществлять допоиск, классификацию и обследование затонувших объектов.

Одновременно ЛПМБ «Рубин» получило от ВМФ заказ на проектирование боевой атомной глубоководной подводной лодки по теме «Гранит» (позднее она была построена по проекту 685 и получила название «Комсомолец»...), главным конструктором которой назначили Н.А.Климова.

В это же время до конца 1965 г. под руководством главного конструктора З.А.Дерибина (в этой работе участвовал и Е.Н.Шанихин) производственными отделами ЛПМБ «Рубин» была закончена проработка полученного от «Гипрорыбфлота» эскизного проекта первого отечественного обитаемого самоходного глубоководного аппарата на 2000 м - ГА «Север-2» проекта 1825, и ЛПМБ «Рубин» получило от Минрыбхоза заказ на его дальнейшее проектирование.

Проработки материалов эскизного проекта показали необходимость увеличения веса с учетом необходимых запасов на проектирование и строительство. В результате водоизмещение аппарата выросло с 16 до 30 м³, увеличились главные размерения, несколько сократилась полная подводная скорость и время работы под водой.

В целях объединения всех глубоководных работ ЛПМБ «Рубин» в одной группе главного конструктора дальнейшее проектирование ГА «Север-2» и проработки по согласованию ТТЗ на «Поиск-2» и «Поиск-6» были поручены также главному конструктору Н.А.Климову, Е.Н.Шанихина тоже перевели в его группу.

Под руководством главного конструктора Н.А.Климова с начала 1966 г. разрабатывались предэскизный проект атомной глубоководной лодки по теме «Гранит» (ответственный – заместитель главного конструктора О.Я.Марголин), предэскизные проекты ГА «Поиск-2» и «Поиск-6» (ответственный – ведущий конструктор Е.Н.Шанихин) и корректировался эскизный проект ГА «Север-2» (ответственный – заместитель главного конструктора Г.Г.Кацман).

К концу 1966 г. стало ясно, что группа главного конструктора Климова перегружена заказами. Руководство ЛПМБ «Рубин» решило передать заказы «второго сорта» – технику для освоения океана – другому, вновь назначенному главному конструктору Ю.К.Сапожкову – талантливому инженеру-кораблестроителю и великолепному организатору производства, прошедшему школу проектирования и обеспечения строительства подводных лодок у опытнейших главных конструктов бюро А.А.Антипина, А.С.Кассациера и С.Н.Ковалева.

Юрия Константиновича Сапожкова отличала обширная эрудиция, выдержка в общении с руководством и такт в работе с подчиненными. Ему были присущи огромная работоспособность и удивительное умение предвидеть грядущие трудности и изобретательно преодолевать их. Именно эти качества и позволили ему в короткие сроки собрать группу единомышленников и возглавить работы ЛПМБ «Рубин» по глубоководной тематике.

Ю.К.Сапожкову были переданы проекты 1825 («Север-2»), 1832 («Поиск-2»), 1906 («Поиск-6»), а также проработки научно-исследовательской глубоководной лодки с ядерной энергетической установкой. В новую группу главного конструктора он пригласил своими заместителями Г.Г.Кацмана, Е.Н.Шанихина и М.Н.Диомидова.

Работа строилась на началах свободного творчества. Любые технические предложения рассматривались сообща всей группой. Взвешивались все «за» и «против», а решение принималось главным конструктором или его заместителем по соответствующему проекту.

Специфика состоит в том, что каждый член группы зачастую является «крайним» при выборе технических решений, от которых зависит не только результат его работы, но дальнейшая судьба проекта, честь коллектива и жизнь экипажа. Без профессиональных знаний и опыта невозможно выбрать правильное техническое решение, но этого мало. Для такого выбора необходимо знание проекта в целом и влияния принятого решения на смежные части проекта – необходим широкий технический кругозор.

Группа главного конструктора является генератором и организатором проектных работ коллектива бюро, на заводе, у контрагентов и для продуктивности этой работы необходима инициативность, коммуникабельность и, конечно, умение держать данное слово. Ю.К.Сапожков постоянно требовал проявления этих качеств от своих подчиненных.

Необходимость решения ежедневно возникающих новых технических проблем сплачивала группу единомышленников и требовала от них неординарного, творческого подхода к работе. Специалистам в одной области техники приходилось вникать в вопросы смежных областей и тем самым повышать свой технический уровень. Расширение технического кругозора приводило к искомому решению проблемы.

Проектами ТТЗ, выданных ВМФ еше в 1966 г., предусматривалось создание двух глубоководных комплексов, каждый состоял из судна-носителя и подводного аппарата, соответственно - «Поиска-2», для глубин до 2000 м, и «Поиск-6» для глубин до 6000 м. Они должны были выполнять за одно погружение большой объем специальных работ: измерять температуру и электропроводность водной среды, пульсацию ее температур и скорость потоков, гамма-активность, величину гравитационного поля, определять направления и скорости течений в придонном слое, скорость распространения звука, рельеф и микроструктуру грунта. Кроме того, им вменялось производить допоиск и обнаружение подводных объектов в ограниченном районе, визуально обследовать и фотографировать их, обозначать гидроакустическими маяками, доставлять на грунт и поднимать на поверхность грузы массой до 400 кг, выполнять манипуляторным устройством подводно-технические работы.

При этом за ЛПМБ «Рубин» закреплялась только часть проблемы – разработка проекта глубоководных обитаемых самоходных аппаратов. Проектирование же судов-носителей со всем необходимым техническим обеспечением ГА и его безопасности в море Минсудпром поручал Западному проектно-конструкторскому бюро (ЗПКБ), специализирующемуся на судах вспомогательного флота. Первоначально это казалось рациональным. Однако, как показала практика, для комплексного решения поставленной проблемы создания плавучих обитаемых глубоководных технических средств, работающих в открытом море при значительном удалении от береговых баз, такой шаг Минсудпрома оказался порочным.

Поскольку суда-носители разрабатывались под конкретные ГА, необходим был единый генеральный конструктор комплексов в целом, обеспечивающий техническую стыковку и согласование технических решений по аппаратам и их судам-носителям. Его отсутствие приводило к затяжке проектирования и строительства, значительному удорожанию, а в результате – плохо отразилось на полученных тактико-технических характеристиках комплексов и их эффективности при эксплуатации.

Со стороны заказчика также не было единого технического координатора проблемы освоения океана. Заинтересованными в решении этой проблемы ведомствами ВМФ были Управление поисково-спасательной службы тыла ВМФ и Главное управление навигации и океанографии Минобороны. Генеральным заказчиком ГА было определено Управление тыла ВМФ, подчиненное заместителю Главкома ВМФ по тылу, а генеральным заказчиком их судов-носителей – Главное управление кораблестроения ВМФ, подчиненное заместителю Главкома ВМФ по вооружению и судоремонту. Все эти подчинения объединялись только на уровне Главкома ВМФ, что вносило значительные трудности в комплексное решение поставленной проблемы.

Наблюдение за разработкой проектов глубоководных аппаратов от ВМФ в части общепроектных вопросов и поисково-спасательного оборудования было поручено начальнику отдела 40-го института ВМФ Ю.В.Мануйлову, в части навигационного и гидрографического оборудования – начальнику отдела 9-го института ВМФ А.И.Шапошникову, а в части расчетов прочности и модельных испытаний прочного корпуса – начальнику отдела 1-го института ВМФ.

Наблюдение за разработкой проектов судов-носителей по темам «Осьминог» (для «Поиска-2») и «Лангуст» (для «Поиска-6») от ВМФ было поручено 1-му институту ВМФ с привлечением необходимых специалистов других институтов ВМФ.

Заказчики, поддавшись гигантомании и ведомственным интересам, своими проектами ТТЗ предусматривали разработку эскадренного спасательного судна, способного нести на борту одновременно спасательные и рабочие подводные аппараты, а также ГА «Поиск-2» (тема «Осьминог»), и экспедиционного гидрографического судна, способного проводить комплексные исследования океана, имея на борту несколько обитаемых и необитаемых подводных технических средств, в том числе ГА «Поиск-6» (тема «Лангуст»). Ведь действующей классификацией кораблей и судов ВМФ не были еще предусмотрены ни глубоководные аппараты, ни их суда-носители.

Руководство разработкой судов-носителей по темам «Осьминог» и «Лангуст» в ЗПКБ было поручено старейшему в бюро главному конструктору М.К.Горшкову, при этом в составе его группы тему «Осьминог» вел его заместитель Г.А Мангаев, а тему «Лангуст» – В.В.Черномордиков.

Главные конструкторы проектов Ю.К.Сапожков и М.К.Горшков не раз обращали внимание руководства своих бюро и Минсудпрома на недопустимость раздельного проектирования аппаратов и судов-носителей в интересах создания эффективных глубоководных комплексов. Аналогичные заявления руководству институтов ВМФ делали и главные наблюдающие проектов от ВМФ Ю.В.Мануйлов и А.И.Шапошников, однако никто из них поддержки не получил.

Проекты ГА «Поиск-2» и ГА «Поиск-6» попали в ЛПМБ «Рубин» в благодатную почву, удобренную опытом разработки первенца глубоководной тематики ГА «Север-2». В отрасли, благодаря усилиям главного конструктора Ю.К.Сапожкова, уже начала складываться школа глубоководного проектирования. Рядовые конструкторы ЛПМБ «Рубин» получали опыт разработки аппаратов для глубины 2000 м. Базовые институты отрасли копили научный и технологический задел. Складывалась техническая кооперация с разработчиками глубоководного комплектующего оборудования и материалов из других министерств.

Однако на сей раз проблема значительно усложнялась. Кроме аппаратов для глубины 2000 м, требовалось создание ГА для глубины 6000 м.

Достижения отечественных металлургов в области создания корпусных судостроительных материалов позволяли строить аппараты для глубины 2000 м. Дальнейшее ее увеличение требовало создания свариваемых металлов с повышенным отношением прочности к весу, но возможности современной металлургии не беспредельны. Исследования, проведенные специалистами бюро и базовых институтов отрасли, показали, что даже пустые корпуса, изготовленные из металлов ближайшей перспективы, могли иметь отношение веса к водоизмещению для глубины погружения 2000 м – 0,5-0,6, а для глубин погружения 6000 м – более 1,0 т/м³ .

Это означало, что корпус ГА, начиненный комплектующим оборудованием, практически не может плавать. Оставался единственный выход – применение дополнительных объемов плавучести с легковесным заполнителем.

Проведенные вместе с базовыми институтами отрасли и Академии наук исследования показали возможность применения в качестве легковесного заполнителя либо бензина фракции «рафинат-риформинг», либо нового твердого материала «сферопластик», при этом жидкий заполнитель был пожаровзрывоопасен, а твердый подлежал еще промышленному освоению в рамках НИР «Глубина».

Но ГА еще должны обладать необходимой маневренностью и ходкостью, автономностью и дальностью плавания, надежностью и безопасностью, то есть нести необходимые бортовые комплектующие системы, устройства и «полезную нагрузку» – научно-исследовательское оборудование, обслуживающих его членов экипажа, средства жизнеобеспечения для этой части экипажа, а также специальное оборудование, обеспечивающее решение поставленных задач.

Ни один из существовавших тогда зарубежных аналогов не мог выполнять такого объема работ за одно погружение на установленную глубину. Все известные ГА имели ограниченный вес полезной нагрузки и использовали при каждом погружении съемное исследовательское оборудование для решения частных задач.

Отличие «Поисков» проектов 1832 и 1906 от «Севера-2» состояло в большей полезной нагрузке, а следовательно, – и в большем объеме получаемой за одно погружение научно-исследовательской информации и выполняемых работ.

Между тем, элементная база отечественной электроники тех времен, определяющая весогабаритные характеристики радиоэлектронного оборудования, значительно отставала от зарубежной. Не лучше дело обстояло и с удельными характеристиками существующих отечественных энергоустановок требуемой мощности. Реальных ядерных и электрохимических источников необходимой мощности еще не было, а аккумуляторы не были приспособлены к работе под требуемым забортным давлением.

Все эти обстоятельства приводили к завышению водоизмещения отечественных ГА по сравнению с зарубежными аналогами. А это, в свою очередь, увеличивало их подъемный вес и водоизмещение судов-носителей, усложняя и удорожая эксплуатацию комплексов в целом.

К концу 1966 г. ЛПМБ «Рубин» завершило разработку предэскизных проектов 1832 и 1906 в вариантах с жидким и твердым легковесным заполнителем, определив ожидаемые основные тактико-технические характеристики аппаратов «Поиск-2» и «Поиск-6» по выданным заказчиком проектам ТТЗ, и последние были утверждены ВМФ и Минсудпромом. С начала 1967 г. ЛПМБ «Рубин» приступило к подготовке директивных документов по обоим проектам. Только вмешательство Комиссии Президиума Совета Министров по военно-промышленным вопросам позволило согласовать проект постановления Правительства и соответствующий проект приказа по Минсудпрому к сентябрю 1967 г.

Этими директивными документами определились порядок и сроки разработки проекта и строительства опытных «Поиска-2» и «Поиска-6», включая поставку их комплектующего оборудования и необходимых материалов, а также судов-носителей этих аппаратов. ЛПМБ «Рубин» (Минсудпром) по ТТЗ ВМФ поручалась разработка проектов главного конструктора Ю.К.Сапожкова ЗПКБ (Минсудпром) по ТТЗ ВМФ поручалась разработка проектов судов-носителей главного конструктора М.К.Горшкова. Ново-Адмиралтейскому заводу (Минсудпром) поручалась постройка по рабочей конструкторской документации ЛПМБ «Рубин».

В обеспечение проектирования и строительства опытных «Поиска-2» и «Поиска-6» по частным техническим заданиям ЛПМБ «Рубин» были задействованы свыше 30 предприятий более десятка ведущих министерств и ведомств. Вот краткий перечень того, что было вновь разработано и изготовлено для глубоководных аппаратов: модели для прочностных испытаний и уточнения расчетных методик, стеклопластиковые конструкции легкого корпуса и твердого легковесного заполнителя объемов плавучести, глубоководные кабельные вводы и разъемы, системы глубоководной гидроакустической связи, навигации и поиска, системы дистанционного и автоматического управления, навигационные системы; антенно-фидерные устройства, дистанционно управляемые клапаны вентиляции и кингстоны, водяная арматура и якорные лебедки, клапаны ВВД, движительно-рулевые комплексы, маломасштабные модели прочного корпуса, жидкий легковесный заполнитель объемов плавучести, поковки и штамповки для прочных корпусов и испытательных камер высокого давления, приборы питания ламп-вспышек, глубоководные иллюминаторы, установки регенерации воздуха, насос уравнительно-заместительной системы, погружные электродвигатели с аппаратурой управления и электромагниты, статические электропреобразователи; погружные электрические аккумуляторы, забортные световые приборы, уровнемеры и сигнализаторы уровня воды и бензина, глубоководные электрические лампы накаливания и вспышки, подводные системы телевидения, погружные системы гидравлики и электрогидравлические манипуляторные устройства, подводные наблюдательные трубы и стереофотоустановка, регистрирующая аппаратура, автоматическая система газоанализа, гидрологический комплекс, пироболты и пиропатроны...

Источник: Шанихин Евгений Николаевич. Глубоководные аппараты (вехи глубоководной тематики).
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shanihin-evgenij-nikolaevich/glubokovodnie-apparati-vehi-glubokovodnoj-tematiki



Последний раз редактировалось: Rotor (18/7/2019, 10:24), всего редактировалось 2 раз(а)

Посмотреть профиль
История создания (продолжение).

Параллельно с созданием «Поиска-2» на 2000 м в ЛПМБ «Рубин» велась разработка глубоководного аппарата «Поиск-6» проекта 1906 на глубину 6000 м.

В связи с повышенными требованиями тактико-технического задания (ТТЗ), он значительно отличался от проектов 1825 («Север-2») и 1832 («Поиск-2») как по принятым техническим решениям, так и по полученным тактико-техническим характеристикам. Как показали проработки предэскизного проекта, в отличие от «Севера-2» и «Поиска-2», «Поиск-6» мог быть только «батискафом», то есть поплавкового типа, поскольку его прочный корпус не имел положительной плавучести, и она должна была обеспечиваться объемами легкого корпуса, заполненными легковесным заполнителем – бензином или сферопластиком.

Ничего подобного отечественное подводное кораблестроение еще не знало, поэтому необходимо было, прежде всего, разработать теорию проектирования батискафа. Группа главного конструктора Ю.К.Сапожкова располагала общими понятиями и положениями О.Пикара, впервые построившего батискафы FNRS. Имелись также журнальные описания более поздних батискафов Ж.Пикара «Trieste» и П.Вильма и Ж.Гуо «Archimede». Но для серьезного проектирования этого было недостаточно.

Если поведение прочных конструкций под большим давлением поддавалось теоретической оценке, то как поведет себя бензин или сферопластик под давлением 600 кГс/см² , предстояло еще изучать. Необходимо было также разработать технологию заполнения объемов легкого корпуса этими легковесными материалами, их длительного хранения без давления и под рабочим давлением, всесторонне изучить влияние внешней среды на изменение их физических свойств, в первую очередь – удельного веса. Все это требовало времени, а у проектантов его не было. Совместно с ВМФ было решено разработку эскизного проекта 1906 вести в двух вариантах: с жидким (бензин «рафинат-риформинг») и твердым (сферопластик) легковесным заполнителем, а по результатам исследования их физических свойств принять оптимальное решение.

В качестве материала прочного корпуса ЦНИИ «Прометей» рекомендовал применить вновь создаваемые им стали с пределом текучести 120 кГс/мм².

Для экономии веса прочного корпуса и учитывая целесообразность установки входного люка выше ватерлинии ГА в надводном положении, а иллюминаторов – под его днищем, было решено прочный корпус установить в районе миделя и выполнить цилиндрическим с наружными тавровыми шпангоутами и концевыми полусферическими переборками. При этом ось цилиндра расположили вертикально, с установкой входного люка в верхней переборке, а иллюминаторов – в нижней. Такая компоновка прочного корпуса обеспечивала более рациональное размещение в нем оборудования при минимальном объеме, а значит, и весе.

Предварительные оценки необходимого объема легковесного заполнителя с удельным весом не более 0,7 т/м³, выполненные еще в предэскизном проекте, показали величину около 300 м³. Учитывая необходимость придания аппарату гидродинамической формы, решили весь этот объем разместить симметрично в нос и корму от прочного корпуса. При этом, для обеспечения продольной прочности на волне, конструкция предусматривала продольную коробчатую раму, в которой в миделе крепился прочный корпус, а в оконечностях и по бортам выделялись объемы балластных цистерн. Внутри коробчатой рамы, в нос и корму от прочного корпуса, размещалось все забортное оборудование, а по бортам – цистерны с легковесным заполнителем. Все объемы легкого корпуса замыкались обшивкой, подкрепленной поперечным тавровым набором.

В качестве материала легкого корпуса были рассмотрены сталь, алюминиево-магниевый и титановый сплавы. Но использование стали приводило к резкому увеличению водоизмещения, первого сплава в паре со стальным прочным корпусом – к коррозии легкого корпуса, а второго сплава – к коррозии прочного корпуса, что вызывало у конструкторов сомнения в части надежной работы ГА в морских условиях. ЦНИИ ТС, приступивший к внедрению композиционных материалов в подводном кораблестроении, рекомендовал применение стеклопластика на основе эфирных смол, обязавшись разработать и внедрить тюбинговую технологию крупногабаритных композитных конструкций балластных цистерн и объемов плавучести. Стеклопластик обладал рядом положительных качеств – малым удельным весом, достаточной прочностью, коррозионной стойкостью, немагнитностью и малой электропроводностью. Вместе с тем, прочность и плотность изделий из этого материала сильно зависит от их конструкции и соблюдения технологического процесса при производстве.

Группа главного конструктора Ю.К.Сапожкова приняла стеклопластик в качестве материала легкого корпуса, сознательно став заложником специалистов ЦНИИ ТС и завода «Пелла» – изготовителя конструкций легкого корпуса.

Принятая конструкция корпуса ГА определила его архитектуру и тип движительно-рулевого комплекса в составе маршевой кормовой поворотной в горизонтальной плоскости колонки с винтом фиксированного шага в насадке и двух носовых поворотных в вертикальной плоскости колонок с винтом регулируемого шага в насадке, размещенных побортно.

В качестве приводов колонок и насосного агрегата системы гидравлики были приняты те же асинхронные погружные электродвигатели переменного тока мощностью на валу 6 и 10 кВт, что и в проекте 1832 «Поиск-2», только статические преобразователи были предусмотрены в погружном исполнении и размещались в легком корпусе.

Бортовые источники электроэнергии – аккумуляторные батареи набирались из тех же погружных аккумуляторов емкостью 680 А-ч и размешались в подвесных контейнерах. Они были установлены в сквозных шахтах легкого корпуса, обеспечивающих аварийную отдачу и обслуживание контейнеров на плаву.

Бортовые системы погружения-всплытия, ВВД, гидравлики и жизнеобеспечения были приняты в основном аналогично проекту 1832 «Поиск-2».

Роль уравнительно-заместительной и дифферентной систем выполняла совмещенная система, состоящая:
– из носовой и кормовой цистерн маневрового балласта, заполненных бензином (в варианте с жидким легковесным заполнителем) или из носовой и кормовой прочных сферических уравнительных цистерн (в варианте с твердым легковесным заполнителем). Выпуском бензина из маневровых цистерн или приемом воды в прочные уравнительные цистерны через дистанционно управляемые клапаны ГА придавалась отрицательная плавучесть и необходимый дифферентуюший момент;
– из носового и кормового бункеров с литой чугунной дробью в обоих вариантах. Выпуском дроби из бункеров через электромагнитные клапаны ГА придавалась положительная плавучесть и необходимый дифферентующий момент.

Общее расположение опытного глубоководного аппарата проекта 1906 «Поиск-6»:
Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф) LTbfY
1 – погружной статический преобразователь; 2 – бункер с дробью; 3 – гидроакустически маяк-ответчик; 4 – насосный агрегат системы гидравлики; 5 – ограждение входного люка; 6 – входной люк; 7 – прочный корпус; 8 – контейнер аккумуляторной батареи; 9 – леерное ограждение; 10 – вспомогательное буксирное устройство; 11 – антенна гидролокатора кругового обзора; 12 – электропривод носовых поворотных колонок; 13 – носовая балластная цистерна; 14 – носовая цистерна быстрого погружения; 15 – баллонная выгородка; 16 – средняя балластная цистерна; 17 – прочный корпус; 18 – манипуляторное устройство; 19-кормовая цистерна маневрового бензина; 20 – цистерны плавучести; 21 – кормовая балластная цистерна; 22 – кормовая поворотная колонка.

Для варианта с жидким легковесным заполнителем была предусмотрена система плавучести, состоящая из бортовых цистерн плавучести, обеспечивающая прием, хранение и удаление заполнителя путем его замещения водой или азотом. Управление ею осуществлялось вручную, клапанами, установленными в ограждении входного люка, поскольку все манипуляции с системой предусматривалось производить в надводном положении ГА перед его приемом на борт судна-носителя или после спуска на воду.

Для варианта с твердым легковесным заполнителем была разработана технология послойного заполнения бортовых цистерн плавучести при постройке аппарата жидким сферопластиком до его отвердения. При эксплуатации отвержденный сферопластик постоянно оставался на борту, значительно увеличивая подъемный вес аппарата.

Пространство в прочном корпусе герметичным настилом было разделено на два отсека: нижний, где размещался экипаж, и верхний – агрегатный. В нижнем отсеке перед носовым иллюминатором, вооруженным монокулярной сдвоенной зрительной трубой, с левого борта разместили пост командира ГА с пультом управления и навигационными системами, с правого борта – пост его помощника по электро-механической части (ЭМЧ) с пультом управления всеми бортовыми системами и связью.

Перед кормовым иллюминатором, вооруженным бинокулярной откидной зрительной трубой с кино-фотокамерой, был размещен пост помощника командира по НИР, с которого производилось управление всем научно-исследовательским и поисковым оборудованием, а также манипуляторным устройством.

Управление «Поиском-6» и бортовыми системами предусматривалось при помощи системы дистанционного и автоматического управления с пультов командира и его помощника по ЭМЧ. Кроме того, в надводном положении управлять движением можно было с пульта, выносимого в ограждение входного люка.

В части управления движением система обеспечивала автоматические управление глубиной погружения, стабилизацию заданной глубины погружения, управление курсом и стабилизацию курса на ходу, ручное дистанционное управление разворотом колонок, разворотом лопастей винтов носовых колонок и оборотами винта кормовой колонки.

Ручное управление на ходу по курсу и глубине осуществлялось единой рукояткой, расположенной на пульте командира. Система предусматривала автоматическую отдачу аварийных средств при превышении установленной глубины погружения ГА. дистанционное управление бортовыми системами и устройствами, а также световую сигнализацию текущих положений устройств и арматуры.

Для обеспечения безусловной надежности работ всех систем, устройств и корпусных конструкций были предусмотрены те же мероприятия, что и для проекта 1832 «Поиск-2».

Для обеспечения высокой степени безопасности экипажа были предусмотрены гидравлические резаки тросов подводных якорей с электрическим управлением с пульта командира; балластные бункеры с дробью массой, равной массе маневрового бензина, удерживались пироболтами, подрываемыми с пульта командира, также крепились и контейнеры аккумуляторных батарей. Все источники электроэнергии всех аварийных устройств, средства регенерации воздуха и пожаротушения в прочном корпусе и средства радиосвязи дублировались.

Учитывая принципиально одинаковое назначение ГА по проектам 1906 («Поиск-6») и 1832 («Поиск-2»), состав их радиоэлектронного вооружения и научно-исследовательского оборудования был унифицирован; были увеличены только рабочее давление забортных приборов (до 600 кГс/см²), дальность действия станции звукоподводной связи (до 9000 м), и диапазон измерений параметров по глубине (до 6000 м).

Для визуального наблюдения забортной обстановки в нижней полусфере при проведении подводных работ предусматривалась установка в нижней концевой переборке двух конических иллюминаторов из органического стекла диаметром в свету также 140 мм, при этом кормовой иллюминатор служил для работы манипуляторным устройством. Кроме того, для наблюдения за внешней средой в носовой полусфере в подводном и надводном положении ГА предусматривалась разработка глубоководной телевизионной камерной установки с тремя камерами на видиконах и тремя (по числу членов экипажа) видеопросмотровыми устройствами, обеспечивающими наблюдение по курсу и в зоне работы манипуляторного устройства.

Для выполнения подводно-технических работ предусматривалась разработка и установка на ГА выдвижного электрогидравлического копирующего манипуляторного устройства, имеющего один полутораметровый исполнительный орган с шестью степенями свободы и поворотный грузовой лоток со сменным инструментом. Оно было установлено в сквозной вертикальной шахте за прочным корпусом и должно было выполнять в пределах обслуживаемой зоны работы, предусматриваемые по проекту 1832 «Поиск-2».

Управление манипуляторным устройством предусматривалось производить задающим органом с поста помощника командира по НИР. При этом ГА ставился на подводные якоря.

Опять группа главного конструктора Ю.К.Сапожкова, поддержанная наблюдением ВМФ, вынуждена была пойти на риск введения в проект 1906 «Поиск-6» более 90% принципиально новых для отечественного подводного кораблестроения технических решений, не подтвержденных опытом эксплуатации. Их успешная реализация в значительной степени зависела от большого количества соисполнителей проекта – разработчиков и поставщиков уникальных материалов и опытных образцов комплектующего оборудования ГА.

С участием институтов ВМФ большой объем исследовательских работ был выполнен специалистами базовых институтов Минсудпрома и других министерств страны.

По рекомендациям ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова, ЦНИИ «Прометей», ЦНИИ ТС корпусниками бюро под руководством А.П.Правдинского была проведена оптимизация расчетов прочного и легкого корпуса по весовым и прочностным характеристикам и разработан конструктивный чертеж корпуса аппарата и рабочие чертежи маломасштабных моделей для испытаний в камере высокого давления.

Предварительные данные по физическим свойствам «рафинат-риформинга» и сферопластика, полученные от ВНИФТРИ и ЦНИИ ТС, позволили статикам проектного отдела бюро под руководством Ю.Н.Кормилицына выполнить расчеты нагрузки масс, плавучести и остойчивости «Поиска-6», разработать методику оценки величин переменных грузов при погружении и всплытии, схему отсеков и цистерн и чертежи общего расположения.

Модельные испытания в бассейне и аэродинамической трубе ЦНИИ им. акад А.Н.Крылова позволили оценить предварительные динамические характеристики ГА, по которым динамикам проектного отдела бюро был выбран оптимальный состав движительно-рулевого комплекса и определены необходимые характеристики движителей. Это позволило выдать ЦКБ «Винт» частное техническое задание на разработку движительно-рулевых колонок и получить от главного конструктора колонок Н.С.Аврашкова ожидаемые весогабаритные характеристики.

Специалисты-системщики ЛПМБ «Рубин» с привлечением контрагентов произвели необходимые расчеты и разработали принципиальные схемы бортовых систем, выдав частные технические задания на разработку комплектующих устройств и арматуры.

Электрики ЛПМБ «Рубин» с привлечением ЦНИИ СЭТ и контрагентов произвели необходимые расчеты и разработали схему электроэнергетической системы и канализации тока и схему наружного освещения ГА, выдав частные технические задания на разработку погружных электродвигателей и статических электропреобразователей, кабельных вводов и разъемов высокого давления, забортных световых приборов с лампами накаливания и вспышками.

Кормовая движительно-рулевая колонка:
Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф) XJrHQ

Электронщики бюро с привлечением ЦНИИ «Морфизприбор», КБ «Связьморпроект», БЭМИ, ЦНИИ «Аврора» и институтов ВМФ определили состав и, по предварительным данным контрагентов, разработали схемы средств гидроакустики, навигации, радиосвязи, дистанционного и автоматического управления и научно-исследовательского оборудования.

Специалисты ЛПМБ «Рубин» по устройствам под руководством А.Д.Озерова произвели необходимые расчеты и разработали оригинальные конструкции спускоподъемного, буксирного, якорного и швартовного устройств, входного люка и иллюминаторов.

Специалисты опытного производства ЛПМБ «Рубин» под руководством А.А.Танклевского разработали оригинальные конструкции и рабочие чертежи опытных образцов аварийных устройств для стендовых испытаний и камеры высокого давления.

В группе главного конструктора разработали перечень опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ, перечень основных тактико-технических элементов ГА и требования к его судну-носителю.

Носовая движительно-рулевая колонка:
Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф) 6Ta5o

В июне 1968 г. эскизный проект 1906 «Поиск-6» в двух вариантах, с жидким и твердым легковесным заполнителем, был завершен, рассмотрен и одобрен базовыми институтами отрасли и институтами ВМФ и утвержден совместным решением Минсудпрома и ВМФ.

Этим решением были утверждены основные тактико-технические элементы ГА «Поиск-6», и ЛПМБ «Рубин» было предписано разрабатывать технический проект также в двух вариантах, с жидким и твердым заполнителем объемов плавучести.

Отсутствие технических проектов комплектующего оборудования и материалов тормозило разработку технического проекта 1906 «Поиск-6». Неоднократные обращения главного конструктора проекта и руководства ЛПМБ «Рубин» в главные управления министерств предприятий-соисполнителей не давали необходимых результатов. Только доклады министру судостроительной промышленности и Председателю комиссии Президиума Совета Министров по военно-промышленным вопросам (ВПК) сдвинули дело с мертвой точки.

Решением коллегии Минсудпрома в октябре 1969 г. был образован Совет директоров предприятий-соисполнителей по проектам глубоководной тематики под председательством начальника ЛПМБ «Рубин» П.П.Пустынцева, а ВПК поручила оперативной группе в составе министров отраслей промышленности предприятий-соисполнителей регулярно рассматривать состояние работ по проектам глубоководной тематики. Правительственный контроль возымел действие, и ЛПМБ «Рубин» по полученным от соисполнителей данным их технических проектов уже к концу 1969 г. завершило разработку материалов технического проекта ГА проекта 1906 «Поиск-6» и разослало их базовым институтам Минсудпрома и ВМФ на заключение.

Проект 1906 («Поиск-6»), как и 1832-й («Поиск-2»), не был подтвержден модельными испытаниями прочного корпуса в ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова, по причине непоставки необходимых моделей заводом «Красное Сормово», а также проектами погружных электропреобразователей КБ завода «Электровыпрямитель», электродвигателей КБ завода «Электросила», погружных электрических аккумуляторов и погружного насосного агрегата системы гидравлики ЦНИИ АГ. Плохо обстояло дело и у заказчика с разработкой проектов научно-исследовательского оборудования.

Проект был представлен двумя вариантами ГА: с жидким и твердым заполнителем объемов плавучести. Учитывая состояние работ по промышленному освоению сферопластика, коллегия Минсудпрома и Управление ПСС ВМФ рекомендовали к строительству вариант с жидким заполнителем. Совместным решением в феврале 1970 г. Минсудпром и ВМФ утвердили материалы технического проекта к строительству опытного ГА проекта 1906 «Поиск-6» в варианте с жидким заполнителем объемов плавучести. Вариант со сферопластиком был отложен до лучших времен, когда прояснится обстановка с промышленным производством сферопластика по темам «Жемчуг» и «Глубина».

Контейнер аккумуляторных батарей:
Проект 1906 «Поиск-6» - глубоководный аппарат (батискаф) Pct12

Проектом предусматривалась установка целого ряда опытных и макетных образцов радиоэлектронного и научно-исследовательского оборудования, находящегося в разработке.

В числе опытных образцов были навигационный комплекс «Мста-6», навигационная гидроакустическая система «Экватор-1», станция звукоподводной связи «Протей-6», антенно-фидерное устройство «Бук-6», телевизионная камерная установка «Шар-6» и оптический комплекс «Глаз-ГА». К образцам, изготовленным по документации опытных, но принятых на вооружение в составе ГА «Поиск-2», относились глубоководная стереофотоустановка «Колва-6», измеритель глубины КАД-1, измеритель скорости звука в воде «Градиент-6», автоматический маятниковый прибор АМП и регистрирующее устройство ЭРА. К макетным образцам относились гидрологическая система «Шалар-6», измеритель радиоактивности «Аралия-6», гравиметр «Чета-Б».

С марта 1970 г. бюро по заказу Ново-Адмиралтейского завода приступило к разработке рабочей конструкторской документации проекта 1906 «Поиск-6».

Отработка общего расположения оборудования, трубопроводов и кабельных трасс в прочном корпусе ГА проводилась на натурном деревянном макете в макетной мастерской ЛПМБ «Рубин» и была принята макетной комиссией, состоявшей из экипажа, представителей институтов ВМФ и промышленности. На натурных стендах опытного производства отрабатывались опытные образцы судовых устройств, а в построенной малой камере высокого давления (650 кГс/см²) проводились испытания опытных образцов комплектующего оборудования, разрабатываемого контрагентами, соисполнителями проекта.

Наблюдение от ВМФ за разработкой рабочей конструкторской и эксплуатационной документации было поручено военному представительству ВП 289 МО. Старшим наблюдающим по проекту 1906 «Поиск-6» был назначен О.В.Корытов.

Графиком работ в ЛПМБ «Рубин» предусматривалось завершить выпуск рабочей конструкторской документации проекта 1906 в конце 1970 г. Однако предписанная приказом Минсудпрома передача проектов глубоководной тематики в ЦПБ «Волна», начавшаяся с сентября 1970 г., сбила рабочий ритм и повлияла на качество документации. Тем не менее к концу 1970 г. комплект рабочих чертежей был отгружен заводу-строителю, и все материалы проекта 1906 «Поиск-6» вместе с контрагентскими договорами были переданы в ЦПБ «Волна».

Источник: Шанихин Евгений Николаевич. Глубоководные аппараты (вехи глубоководной тематики).
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shanihin-evgenij-nikolaevich/glubokovodnie-apparati-vehi-glubokovodnoj-tematiki

Посмотреть профиль

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения