Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат.

Главный конструктор - Н.А.Климов, с конца 1966 г. - Ю.К.Сапожков.

Разработчик – ЦКБ-18 (с начала 1966 г. - ЛПМБ «Рубин»), г. Ленинград, с сентября 1970 г. - ЦПБ «Волна», г. Ленинград.
Завод-строитель – Ново-Адмиралтейский завод, г. Ленинград.

Обитаемый самоходный глубоководный аппарат.

Глубоководный комплекс, состоящий:
- судно-носитель (тема «Осьминог»);
- глубоководный аппарат «Поиск-2», для глубин до 2000 м.

Глубоководный аппарат 1-го поколения.

Предэскизный проект - конец 1966 г.
Эскизный проект - декабрь 1967 г.
Технический проект - март 1969 г.
Рабочая конструкторская документация опытного образца - 1970 г.

Построено – 4 ед. (вступили в строй – 1975-1989 гг.):
- АС-6 (зав. № 01650) - опытный ГА, заложен 31.01.1970, спущен на воду в сентябре 1973 г., сдан ВМФ - 25.12.1975, ответственный сдатчик - Ш.Ш.Гертик;
- АС-8 (зав. № 01651) - головной ГА, заложен 16.05.1975, спущен на воду 08.05.1979, сдан ВМФ - 29.12.1979, ответственный сдатчик - С.И.Васильев;
- АС-24 (зав. № 01663) - серийный ГА, заложен 12.02.1985, спущен на воду 10.12.1988, сдан ВМФ - 31.12.1988, ответственный сдатчик - С.И.Васильев;
- АС-27 (зав. № 01671) - серийный ГА, заложен 30.10.1986, спущен на воду 09.11.1989, сдан ВМФ - 31.12.1989, ответственный сдатчик - С.И.Васильев.

Модель глубоководного аппарата проекта 1832 «Поиск-2»:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат LJM4c
Музей АО «СПМБМ «Малахит», г. Санкт-Петербург.
https://mil-history.livejournal.com/1098688.html

Главный конструктор Ю.К.Сапожков:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат TZbAO
Из книги «Малахит» - подводным силам России», Гангут, 2006.
https://mil-history.livejournal.com/1098688.html

История создания.

С середины 1964 г. в проектном отделе ленинградского ЦКБ-18, в возглавляемом А.С.Хейфецем, в секторе перспективного проектирования и тактического обоснования, разрабатывался заданный президиумом Научно-технического совета (НТС) Госкомитета по судостроению предэскизный проект экспериментальной глубоководной подводной лодки (ЭГПЛ). По сути, это было исследовательское проектирование: определение ожидаемых тактико-технических характеристик дизель-электрической подводной лодки для научно-исследовательских работ на глубинах материкового склона до 2000 м. Работой руководили ведущие конструкторы Ю.М.Коновалов и Е.Н.Шанихин, к тому времени переведенный в проектный отдел.

Корпусники ЦКБ-18 исследовали существующие материалы и определили направления их совершенствования применительно к разработанной конструкции прочного корпуса в виде сварной цилиндрической оболочки, подкрепленной внутренними тавровыми шпангоутами и замкнутой концевыми полусферическими переборками. Проработали конструкцию деталей насыщения корпуса – входного люка, иллюминаторов, кабельных вводов и проходов трубопроводов, проанализировали напряжения в узлах стыковки легких конструкций с прочными в связи с их обжатием.

Механики, системщики, специалисты по устройствам и электрики ЦКБ-18 совместно с базовыми институтами отрасли определили состав и параметры комплектующего оборудования ЭГПЛ и разработан перечень предприятий – вероятных разработчиков этого оборудования.

Проектанты-статики ЦКБ-18 определили ожидаемые размерения и водоизмещение ЭГПЛ. Разработали методику расчета изменений весовой нагрузки и плавучести при погружении- всплытии. Проектанты-динамики ЦКБ-18 оценили ходовые качества и выбрали средства обеспечения управляемости и устойчивости ЭГПЛ применительно к условиям эксплуатации.

Предэскизный проект подтвердил принципиальную возможность создания экспериментальной дизель-электрической подводной лодки с рабочей глубиной погружения 2000 м. Базовые институты отрасли, принимавшие участие в разработке проекта, подтвердили ожидаемые тактико-технические и технико-экономические характеристики ЭГПЛ. Их заключения и материалы проекта в конце 1964 г. были представлены в Госкомитет и Главное управление кораблестроения ВМФ.

К слабым сторонам проекта базовые институты отнесли, во-первых, малые автономность и дальность подводного плавания ЭГПЛ, а следовательно, и малая эффективность решения поставленных задач в открытом океане; во-вторых – неудовлетворительные характеристики принятого состава вновь разрабатываемых радиоэлектронных средств навигации, связи, акустики и недостаточную автоматизацию, что привело к завышению численности экипажа и ухудшению условий его обитаемости. Необходимые условия использования ЭГПЛ требовали замены дизель- электрической энергоустановки на ядерную и разработки всей радиоэлектроники на новой, прогрессивной элементной базе.

Представленные материалы проекта ЭГПЛ стали «информацией к размышлению» как для потенциальных заказчиков, так и для исполнителей. И уже в начале 1965 г. ЦКБ-18 по инициативе «главного водолаза» страны Н.П.Чикера и «главного гидрографа» А.И.Рассохо получило от ВМФ первый заказ на проектные разработки по теме «Поиск» – созданию обитаемых поисково-исследовательских автономных плавучих технических средств с глубиной погружения 2000 м.

Техническое задание на тему «Поиск» было передано главному конструктору З.А.Дерибину, в группу которого, как руководитель темы «Поиск», был переведен Е.Н.Шанихин. Наблюдающими от ВМФ были назначены Г.И.Рыбкин от института № 40 ВМФ и Н.А.Колышев от института № 9 ВМФ. Практически, как проектантам, так и наблюдающим проекта пришлось заняться широким поиском комплексного решения поставленной проблемы с учетом базирования и морских условий эксплуатации.

В рамках темы «Поиск» группой главного конструктора З.А.Дерибина впервые в отечественной практике к решению проблемы создания глубоководных технических средств и средств обеспечения их эксплуатации как в море, так и на берегу, был применен комплексный подход. Только он мог обеспечить оптимальные результаты. В частности, впервые в мире была выдвинута и подтверждена технической проработкой идея использования специальной научно-исследовательской подводной лодки в качестве носителя обитаемого поисково-исследовательского глубоководного аппарата.

В составе темы «Поиск» (главный конструктор З.А.Дерибин, руководитель темы Е.Н.Шанихин) были разработаны три варианта глубоководных плавучих технических средств для выполнения поисково-исследовательских работ на глубинах до 2000 м в интересах ВМФ: глубоководного аппарата (ГА) среднего водоизмещения (около 50 м³) «Поиск-50» с базированием на надводном судне, малая (около 300 м³) дизель-электрическая глубоководная лодка «Поиск-300» с базированием на береговой базе и ГА малого водоизмещения (около 20 м³) «Поиск-20» с базированием на подводной лодке «Поиск-300».

Эксплуатация «Поиска-50» в значительной степени зависела от гидрометеорологических условий, поскольку предусматривала проведение спускоподъсмных операций с борта надводного судна-носителя. Глубоководная лодка «Поиск-300» не имела этого недостатка, однако из-за большого водоизмещения не обладала необходимыми маневренными качествами для работы у грунта. «Поиск-20» должен был транспортироваться в оперативный район на комингс-площадке «Поиска-300» с их расстыковкой и стыковкой в подводном положении на малых ходах и поэтому не зависел от гидрометеорологических условий в оперативном районе, а малое водоизмещение ГА обеспечивало возможность выполнения подводнотехнических работ на грунте.

Вопросы подводной стыковки и расстыковки ГА с подводной лодкой были практически решены в 1962 г. на экспериментальном обитаемом автономном управляемом подводном снаряде «УПС», разработанном в горьковском СКБ-112 и построенном заводом «Красное Сормово».

Работы по теме «Поиск» были завершены в июне 1965 г., и их результаты были использованы институтами ВМФ в разработке тактико-технических заданий (ТТЗ) на проектирование глубоководных автономных обитаемых технических средств освоения океана.

В сентябре 1965 г. было оформлено постановление Правительства, по которому сектор перспективного проектирования ЦКБ-18 совместно с институтами ВМФ и АН СССР приступил к поисковым проработкам научно-исследовательских и боевых глубоководных лодок с ядерной энергетикой. А в начале 1966 г. Ленинградское проектно-монтажное бюро «Рубин» (ЛПМБ «Рубин») – так стало именоваться ЦКБ-18 – получило на согласование от ВМФ проекты ТТЗ на разработку обитаемых самоходных ГА «Поиск-2» (проект 1832) для проведения поисковых и научно-исследовательских работ в интересах ВМФ на глубинах материкового склона до 2000 м и «Поиск-6» (проект 1906) - на глубинах океанского ложа до 6000 м.

Неустановленные причины трагической гибели на испытаниях в 1965 г. новейшей американской атомной подводной лодки «Thresher» подталкивали военных моряков к созданию новых более совершенных средств глубоководного поиска и исследований. Предложенные к разработке ГА «Поиск-2» и «Поиск-6» должны были при необходимости осуществлять допоиск, классификацию и обследование затонувших объектов.

Одновременно ЛПМБ «Рубин» получило от ВМФ заказ на проектирование боевой атомной глубоководной подводной лодки по теме «Гранит» (позднее она была построена по проекту 685 и получила название «Комсомолец»...), главным конструктором которой назначили Н.А.Климова.

В это же время до конца 1965 г. под руководством главного конструктора З.А.Дерибина (в этой работе участвовал и Е.Н.Шанихин) производственными отделами ЛПМБ «Рубин» была закончена проработка полученного от «Гипрорыбфлота» эскизного проекта первого отечественного обитаемого самоходного глубоководного аппарата на 2000 м - ГА «Север-2» проекта 1825, и ЛПМБ «Рубин» получило от Минрыбхоза заказ на его дальнейшее проектирование.

Проработки материалов эскизного проекта показали необходимость увеличения веса с учетом необходимых запасов на проектирование и строительство. В результате водоизмещение аппарата выросло с 16 до 30 м³, увеличились главные размерения, несколько сократилась полная подводная скорость и время работы под водой.

В целях объединения всех глубоководных работ ЛПМБ «Рубин» в одной группе главного конструктора дальнейшее проектирование ГА «Север-2» и проработки по согласованию ТТЗ на «Поиск-2» и «Поиск-6» были поручены также главному конструктору Н.А.Климову, Е.Н.Шанихина тоже перевели в его группу.

Под руководством главного конструктора Н.А.Климова с начала 1966 г. разрабатывались предэскизный проект атомной глубоководной лодки по теме «Гранит» (ответственный – заместитель главного конструктора О.Я.Марголин), предэскизные проекты ГА «Поиск-2» и «Поиск-6» (ответственный – ведущий конструктор Е.Н.Шанихин) и корректировался эскизный проект ГА «Север-2» (ответственный – заместитель главного конструктора Г.Г.Кацман).

К концу 1966 г. стало ясно, что группа главного конструктора Климова перегружена заказами. Руководство ЛПМБ «Рубин» решило передать заказы «второго сорта» – технику для освоения океана – другому, вновь назначенному главному конструктору Ю.К.Сапожкову – талантливому инженеру-кораблестроителю и великолепному организатору производства, прошедшему школу проектирования и обеспечения строительства подводных лодок у опытнейших главных конструктов бюро А.А.Антипина, А.С.Кассациера и С.Н.Ковалева.

Юрия Константиновича Сапожкова отличала обширная эрудиция, выдержка в общении с руководством и такт в работе с подчиненными. Ему были присущи огромная работоспособность и удивительное умение предвидеть грядущие трудности и изобретательно преодолевать их. Именно эти качества и позволили ему в короткие сроки собрать группу единомышленников и возглавить работы ЛПМБ «Рубин» по глубоководной тематике.

Ю.К.Сапожкову были переданы проекты 1825 («Север-2»), 1832 («Поиск-2»), 1906 («Поиск-6»), а также проработки научно-исследовательской глубоководной лодки с ядерной энергетической установкой. В новую группу главного конструктора он пригласил своими заместителями Г.Г.Кацмана, Е.Н.Шанихина и М.Н.Диомидова.

Работа строилась на началах свободного творчества. Любые технические предложения рассматривались сообща всей группой. Взвешивались все «за» и «против», а решение принималось главным конструктором или его заместителем по соответствующему проекту.

Специфика состоит в том, что каждый член группы зачастую является «крайним» при выборе технических решений, от которых зависит не только результат его работы, но дальнейшая судьба проекта, честь коллектива и жизнь экипажа. Без профессиональных знаний и опыта невозможно выбрать правильное техническое решение, но этого мало. Для такого выбора необходимо знание проекта в целом и влияния принятого решения на смежные части проекта – необходим широкий технический кругозор.

Группа главного конструктора является генератором и организатором проектных работ коллектива бюро, на заводе, у контрагентов и для продуктивности этой работы необходима инициативность, коммуникабельность и, конечно, умение держать данное слово. Ю.К.Сапожков постоянно требовал проявления этих качеств от своих подчиненных.

Необходимость решения ежедневно возникающих новых технических проблем сплачивала группу единомышленников и требовала от них неординарного, творческого подхода к работе. Специалистам в одной области техники приходилось вникать в вопросы смежных областей и тем самым повышать свой технический уровень. Расширение технического кругозора приводило к искомому решению проблемы.

Проектами ТТЗ, выданных ВМФ ещё в 1966 г., предусматривалось создание двух глубоководных комплексов, каждый состоял из судна-носителя и подводного аппарата, соответственно - «Поиска-2», для глубин до 2000 м, и «Поиск-6» для глубин до 6000 м. Они должны были выполнять за одно погружение большой объем специальных работ: измерять температуру и электропроводность водной среды, пульсацию ее температур и скорость потоков, гамма-активность, величину гравитационного поля, определять направления и скорости течений в придонном слое, скорость распространения звука, рельеф и микроструктуру грунта. Кроме того, им вменялось производить допоиск и обнаружение подводных объектов в ограниченном районе, визуально обследовать и фотографировать их, обозначать гидроакустическими маяками, доставлять на грунт и поднимать на поверхность грузы массой до 400 кг, выполнять манипуляторным устройством подводно-технические работы.

При этом за ЛПМБ «Рубин» закреплялась только часть проблемы – разработка проекта глубоководных обитаемых самоходных аппаратов. Проектирование же судов-носителей со всем необходимым техническим обеспечением ГА и его безопасности в море Минсудпром поручал Западному проектно-конструкторскому бюро (ЗПКБ), специализирующемуся на судах вспомогательного флота. Первоначально это казалось рациональным. Однако, как показала практика, для комплексного решения поставленной проблемы создания плавучих обитаемых глубоководных технических средств, работающих в открытом море при значительном удалении от береговых баз, такой шаг Минсудпрома оказался порочным.

Поскольку суда-носители разрабатывались под конкретные ГА, необходим был единый генеральный конструктор комплексов в целом, обеспечивающий техническую стыковку и согласование технических решений по аппаратам и их судам-носителям. Его отсутствие приводило к затяжке проектирования и строительства, значительному удорожанию, а в результате – плохо отразилось на полученных тактико-технических характеристиках комплексов и их эффективности при эксплуатации.

Со стороны заказчика также не было единого технического координатора проблемы освоения океана. Заинтересованными в решении этой проблемы ведомствами ВМФ были Управление поисково-спасательной службы тыла ВМФ и Главное управление навигации и океанографии Минобороны. Генеральным заказчиком ГА было определено Управление тыла ВМФ, подчиненное заместителю Главкома ВМФ по тылу, а генеральным заказчиком их судов-носителей – Главное управление кораблестроения ВМФ, подчиненное заместителю Главкома ВМФ по вооружению и судоремонту. Все эти подчинения объединялись только на уровне Главкома ВМФ, что вносило значительные трудности в комплексное решение поставленной проблемы.

Наблюдение за разработкой проектов глубоководных аппаратов от ВМФ в части общепроектных вопросов и поисково-спасательного оборудования было поручено начальнику отдела 40-го института ВМФ Ю.В.Мануйлову, в части навигационного и гидрографического оборудования – начальнику отдела 9-го института ВМФ А.И.Шапошникову, а в части расчетов прочности и модельных испытаний прочного корпуса – начальнику отдела 1-го института ВМФ.

Наблюдение за разработкой проектов судов-носителей по темам «Осьминог» (для «Поиска-2») и «Лангуст» (для «Поиска-6») от ВМФ было поручено 1-му институту ВМФ с привлечением необходимых специалистов других институтов ВМФ.

Заказчики, поддавшись гигантомании и ведомственным интересам, своими проектами ТТЗ предусматривали разработку эскадренного спасательного судна, способного нести на борту одновременно спасательные и рабочие подводные аппараты, а также ГА «Поиск-2» (тема «Осьминог»), и экспедиционного гидрографического судна, способного проводить комплексные исследования океана, имея на борту несколько обитаемых и необитаемых подводных технических средств, в том числе ГА «Поиск-6» (тема «Лангуст»). Ведь действующей классификацией кораблей и судов ВМФ не были еще предусмотрены ни глубоководные аппараты, ни их суда-носители.

Руководство разработкой судов-носителей по темам «Осьминог» и «Лангуст» в ЗПКБ было поручено старейшему в бюро главному конструктору М.К.Горшкову, при этом в составе его группы тему «Осьминог» вел его заместитель Г.А Мангаев, а тему «Лангуст» – В.В.Черномордиков.

Главные конструкторы проектов Ю.К.Сапожков и М.К.Горшков не раз обращали внимание руководства своих бюро и Минсудпрома на недопустимость раздельного проектирования аппаратов и судов-носителей в интересах создания эффективных глубоководных комплексов. Аналогичные заявления руководству институтов ВМФ делали и главные наблюдающие проектов от ВМФ Ю.В.Мануйлов и А.И.Шапошников, однако никто из них поддержки не получил.

Источник: Шанихин Евгений Николаевич. Глубоководные аппараты (вехи глубоководной тематики).
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shanihin-evgenij-nikolaevich/glubokovodnie-apparati-vehi-glubokovodnoj-tematiki



Последний раз редактировалось: Rotor (18/7/2019, 17:39), всего редактировалось 8 раз(а)

Посмотреть профиль
История создания (продолжение).

Проекты ГА «Поиск-2» и ГА «Поиск-6» попали в ЛПМБ «Рубин» в благодатную почву, удобренную опытом разработки первенца глубоководной тематики ГА «Север-2». В отрасли, благодаря усилиям главного конструктора Ю.К.Сапожкова, уже начала складываться школа глубоководного проектирования. Рядовые конструкторы ЛПМБ «Рубин» получали опыт разработки аппаратов для глубины 2000 м. Базовые институты отрасли копили научный и технологический задел. Складывалась техническая кооперация с разработчиками глубоководного комплектующего оборудования и материалов из других министерств.

Однако на сей раз проблема значительно усложнялась. Кроме аппаратов для глубины 2000 м, требовалось создание ГА для глубины 6000 м.

Достижения отечественных металлургов в области создания корпусных судостроительных материалов позволяли строить аппараты для глубины 2000 м. Дальнейшее ее увеличение требовало создания свариваемых металлов с повышенным отношением прочности к весу, но возможности современной металлургии не беспредельны. Исследования, проведенные специалистами бюро и базовых институтов отрасли, показали, что даже пустые корпуса, изготовленные из металлов ближайшей перспективы, могли иметь отношение веса к водоизмещению для глубины погружения 2000 м – 0,5-0,6, а для глубин погружения 6000 м – более 1,0 т/м³ .

Это означало, что корпус ГА, начиненный комплектующим оборудованием, практически не может плавать. Оставался единственный выход – применение дополнительных объемов плавучести с легковесным заполнителем.

Проведенные вместе с базовыми институтами отрасли и Академии наук исследования показали возможность применения в качестве легковесного заполнителя либо бензина фракции «рафинат-риформинг», либо нового твердого материала «сферопластик», при этом жидкий заполнитель был пожаровзрывоопасен, а твердый подлежал еще промышленному освоению в рамках НИР «Глубина».

Но ГА еще должны обладать необходимой маневренностью и ходкостью, автономностью и дальностью плавания, надежностью и безопасностью, то есть нести необходимые бортовые комплектующие системы, устройства и «полезную нагрузку» – научно-исследовательское оборудование, обслуживающих его членов экипажа, средства жизнеобеспечения для этой части экипажа, а также специальное оборудование, обеспечивающее решение поставленных задач.

Ни один из существовавших тогда зарубежных аналогов не мог выполнять такого объема работ за одно погружение на установленную глубину. Все известные ГА имели ограниченный вес полезной нагрузки и использовали при каждом погружении съемное исследовательское оборудование для решения частных задач.

Отличие «Поисков» проектов 1832 и 1906 от «Севера-2» состояло в большей полезной нагрузке, а следовательно, – и в большем объеме получаемой за одно погружение научно-исследовательской информации и выполняемых работ.

Между тем, элементная база отечественной электроники тех времен, определяющая весогабаритные характеристики радиоэлектронного оборудования, значительно отставала от зарубежной. Не лучше дело обстояло и с удельными характеристиками существующих отечественных энергоустановок требуемой мощности. Реальных ядерных и электрохимических источников необходимой мощности еще не было, а аккумуляторы не были приспособлены к работе под требуемым забортным давлением.

Все эти обстоятельства приводили к завышению водоизмещения отечественных ГА по сравнению с зарубежными аналогами. А это, в свою очередь, увеличивало их подъемный вес и водоизмещение судов-носителей, усложняя и удорожая эксплуатацию комплексов в целом.

К концу 1966 г. ЛПМБ «Рубин» завершило разработку предэскизных проектов 1832 и 1906 в вариантах с жидким и твердым легковесным заполнителем, определив ожидаемые основные тактико-технические характеристики аппаратов «Поиск-2» и «Поиск-6» по выданным заказчиком проектам ТТЗ, и последние были утверждены ВМФ и Минсудпромом. С начала 1967 г. ЛПМБ «Рубин» приступило к подготовке директивных документов по обоим проектам. Только вмешательство Комиссии Президиума Совета Министров по военно-промышленным вопросам позволило согласовать проект постановления Правительства и соответствующий проект приказа по Минсудпрому к сентябрю 1967 г.

Этими директивными документами определились порядок и сроки разработки проекта и строительства опытных «Поиска-2» и «Поиска-6», включая поставку их комплектующего оборудования и необходимых материалов, а также судов-носителей этих аппаратов. ЛПМБ «Рубин» (Минсудпром) по ТТЗ ВМФ поручалась разработка проектов главного конструктора Ю.К.Сапожкова ЗПКБ (Минсудпром) по ТТЗ ВМФ поручалась разработка проектов судов-носителей главного конструктора М.К.Горшкова. Ново-Адмиралтейскому заводу (Минсудпром) поручалась постройка по рабочей конструкторской документации ЛПМБ «Рубин».

В обеспечение проектирования и строительства опытных «Поиска-2» и «Поиска-6» по частным техническим заданиям ЛПМБ «Рубин» были задействованы свыше 30 предприятий более десятка ведущих министерств и ведомств. Вот краткий перечень того, что было вновь разработано и изготовлено для глубоководных аппаратов: модели для прочностных испытаний и уточнения расчетных методик, стеклопластиковые конструкции легкого корпуса и твердого легковесного заполнителя объемов плавучести, глубоководные кабельные вводы и разъемы, системы глубоководной гидроакустической связи, навигации и поиска, системы дистанционного и автоматического управления, навигационные системы; антенно-фидерные устройства, дистанционно управляемые клапаны вентиляции и кингстоны, водяная арматура и якорные лебедки, клапаны ВВД, движительно-рулевые комплексы, маломасштабные модели прочного корпуса, жидкий легковесный заполнитель объемов плавучести, поковки и штамповки для прочных корпусов и испытательных камер высокого давления, приборы питания ламп-вспышек, глубоководные иллюминаторы, установки регенерации воздуха, насос уравнительно-заместительной системы, погружные электродвигатели с аппаратурой управления и электромагниты, статические электропреобразователи; погружные электрические аккумуляторы, забортные световые приборы, уровнемеры и сигнализаторы уровня воды и бензина, глубоководные электрические лампы накаливания и вспышки, подводные системы телевидения, погружные системы гидравлики и электрогидравлические манипуляторные устройства, подводные наблюдательные трубы и стереофотоустановка, регистрирующая аппаратура, автоматическая система газоанализа, гидрологический комплекс, пироболты и пиропатроны...

В связи с повышенными требованиями ТТЗ на проектирование ГА «Поиск-2» (проект 1832), он, в какой-то мере повторяя ГА «Север-2» (проект 1825), значительно отличался от него как по принятым техническим решениям, так и по полученным характеристикам. В процессе разработки эскизного проекта  ГА «Поиск-2» (проект 1832) выяснилось, что, с учетом установленных сроков строительства, прочный корпус может быть выполнен из той же вновь создаваемой стали АК-32, а материалом легких корпусных конструкций – стеклопластик на основе полиэфирных смол, к освоению которого приступило отечественное подводное кораблестроение.

Для прочного корпуса приняли цилиндрическую оболочку, подкрепленную внутренними тавровыми шпангоутами, как наиболее исследованную прочнистами и отработанную технологами. Концевые переборки - традиционно полусферические, с вырезами, подкрепленными вварышами входного люка в корме и иллюминаторов в носу.

От применения сферопластика отказались ввиду неопределенности с его поставкой, а главное – из-за его ожидаемых неудовлетворительных характеристик намокания под давлением и удельного веса около 0,7 т/м³ , что превышало относительный вес прочного корпуса (0,6 т/м³).

Все это определило архитектуру аппарата с развитыми носовой и кормовой оконечностями, развитой килевиной и низкой надстройкой с кормовым ограждением входного люка, по типу американского ГА «Aluminaut». Архитектура определила и тип движительно-рулевого комплекса в составе маршевой кормовой поворотной в горизонтальной плоскости колонки с винтом фиксированного шага в насадке, вертикального винта регулируемого шага в насадке, установленного в надстройке вблизи мидельшпангоута, и подруливающего горизонтального устройства типа «винт фиксированного шага в трубе», в носовой оконечности.

Для экономии бортовых запасов электроэнергии (батареи погружных свинцово-кислотных аккумуляторов емкостью 680 А-ч в контейнерах в килевине) в качестве приводов гребных винтов были приняты асинхронные погружные электродвигатели переменного тока со статическими преобразователями тока мощностью на валу 6 и 10 кВт.

Общее расположение глубоководного аппарата «Поиск-2» проекта 1832:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат IersZ
1 – кормовая поворотная колонка; 2 – кормовая балластная цистерна; 3 – входной люк; 4 – ограждение входного люка; 5 – агрегатный отсек; 6 – прочный корпус; 7 – вертикальный винт регулируемого шага; 8 – пост командира; 9 – обитаемый отсек; 10 – спускоподъемное устройство; 11 – пост помощника командира по НИР; 12 – носовая балластная цистерна; 13 – горизонтальное подруливающее устройство; 14 манипуляторное устройство; 15 – носовые иллюминаторы; 16 – телевизионная камера; 17 – заместительная цистерна; 18 – контейнер твердого балласта; 19 контейнер вспомогательной аккумуляторной батареи; 20 – уравнительная цистерна; 21 – основная аккумуляторная батарея; 22 – насосный агрегат системы гидравлики; 23 – кормовой подводный якорь; 24 – кормовая дифферентная цистерна; 25 – горизонтальный стабилизатор.

Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат BdgPR Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат 2I8Ck

Кормовая движительно-рулевая колонка (кормовой движительно-рулевой комплекс КП-10):
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат ELTu3

Судовые системы (уравнительно-заместительная, дифферентная, погружения-всплытия, ВВД, гидравлики и жизнеобеспечения) принципиально были приняты аналогичными проекту 1825, только для регенерации воздуха в прочном корпусе предусматривалась установка новой, более экономичной системы для малых объемов, работающей как в основном, так и аварийном режимах.

Прочный корпус был разделен герметичной переборкой на два отсека – носовой, где размешался экипаж, и кормовой – агрегатный. В носовом отсеке были организованы три зоны: на левом борту – пост командира с пультом управления ГА и навигационными системами, на правом борту – пост его помощника по электромеханической части (ЭМЧ) с пультом управления всеми судовыми системами и связью, в носовой оконечности – пост помощника командира по научно-исследовательским работам (НИР), с которого производилось управление всем научно-исследовательским и поисковым оборудованием, а также манипуляторным устройством.

Управление аппаратом и бортовыми системами предусматривалось дистанционно (с пультов командира и его помощника по ЭМЧ) и автоматически. Кроме того, предусмотрели управление движением с выносного пульта, размещавшегося либо в ограждении входного люка, либо у пульта помощника командира по НИР. Автоматика обеспечивала управление глубиной погружения, стабилизацию заданной глубины погружения и у правления, курса стабилизации и все это на ходу и без хода. Предусматривалось ручное дистанционное управление разворотом кормовой колонки, дифферентом ГА, разворотом кормовой колонки и дифферентом в аварийном режиме, скоростью хода и глубиной погружения.

Ручное управление на ходу по курсу и глубине предусматривалось единой рукояткой управления, расположенной на пульте командира.

Система предусматривала автоматическую отдачу аварийных грузов при превышении установленной глубины погружения ГА, дистанционное управление бортовыми системами и устройствами, а также световую сигнализацию текущего положения устройств и арматуры.

Для безусловной надежности работы всех систем, устройств и корпусных конструкций предусматривались увеличение коэффициента запаса прочности прочного корпуса до 1,5 от рабочего давления, непременная проверка всех прочных конструкций перед их установкой на ГА наружным испытательным давлением, ударостойкость не менее 5 g, работоспособность после воздействия температур от 5 до 50° С, степень надежности – не менее 0,99.

Вертикальный винт регулируемого шага (движитель вертикальный регулируемый ДВР-10):
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат VTAsX

Для обеспечения высокой степени безопасности экипажа были предусмотрены гидравлические резаки тросов подводных якорей с электрическим управлением из прочного корпуса; контейнер с твердым балластом массой в воде, равной массе воды в полном объеме уравнительной цистерны, отдавался подрывом пироболтов его крепления с электрическим управлением с пульта командира; затвор дифферентной системы, выпускающий из нее ртуть, можно было открыть подрывом пиропатрона с электрическим управлением с пульта командира; контейнер с вспомогательной аккумуляторной батареей отдавался подрывом пироболтов его крепления с электрическим управлением с пульта командира.

Источники электропитания всех аварийных средств, средства регенерации воздуха и пожаротушения в прочном корпусе, средства радиосвязи были дублированы.

Состав радиоэлектронного вооружения по эскизному проекту 1832 значительно превосходил таковой на проекте 1825.

Для инструментального поиска находящихся на материковом склоне объектов разрабатывалась поисковая гидролокационная станция кругового и бокового обзора с необходимой дальностью действия и разрешающей способностью. Для точного определения места подводного объекта и текущего места положения ГА проектом предусматривалась навигационная гидроакустическая система с донными маяками-ответчиками, устанавливаемыми как с борта аппарата, так и с борта судна-носителя.

Для обозначения текущего местоположения ГА на его борту ставился акустический маяк-ответчик системы слежения судна-носителя. Для счисления текущих трехмерных относительных координат аппарата создавался навигационный комплекс в составе гирокомпаса, акустического (абсолютного) и индукционного лагов, глубиномера, эхолота и автопрокладчика пройденного пути с необходимой точностью и погрешностью. Для двухсторонней симплексной связи судна-носителя с «Поиском-2» в подводном положении проектом предусматривалась разработка гидроакустической станции связи, которая, кроме того, обеспечивала в автоматическом режиме подачу сигналов для пеленгования ГА с судна-носителя.

Для двухсторонней симплексной связи с судном-носителем в надводном положении проектом предусматривалась КВ радиостанция с антенно-фидерным устройством и дублирующая УКВ-радиостанция.

Подруливающее устройство (подруливающий комплекс ПУ-6):
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат Pm3SW

Для визуального наблюдения забортной обстановки в носовой полусфере при проведении подводных работ в носовой переборке установили три конических иллюминатора диаметром в свету 140 мм из органического стекла. Средний из них вооружался бинокулярной зрительной трубой с кинокамерой для работы манипуляторным устройством.

В зоне пульта командира устанавливался иллюминатор с монокулярной зрительной трубой для наблюдения забортной обстановки в верхней полусфере при всплытии ГА. Кроме того, для наблюдения за внешней средой в носовой полусфере в подводном и надводном положении предусматривалась разработка глубоководной телевизионной установки с двумя камерами на суперартиконах и тремя (по числу членов экипажа) видеопросмотровыми устройствами, обеспечивающими наблюдение по курсу и в зоне работы манипуляторного устройства.

Для связи ограждения входного люка и поста командира на ГА использовалась оперативная безбатарейная телефонная связь. Ведение бортового журнала и запись переговоров экипажа производилось на проволочный аудиомагнитофон.

Для выполнения НИР на проекте 1832 предусматривалась установка  экспериментальных или опытных образцов аппаратуры измерения текущих физических параметров водной среды, магнитного и гравитационного полей Земли, радиационного поля, текущей скорости распространения звука в воде, глубоководной стереофотоустановки и высокоточного глубоководного измерителя глубин.

Помимо использования стереофотоустановки. результаты измерения всех вышеперечисленных параметров в течение всего времени пребывания «Поиска-2» под водой предусматривалось записывать многополосной магнитно-регистрирующей аппаратурой с последующей расшифровкой на специальной аппаратуре судна- носителя. Измерения этих параметров предусматривалось производить при погружении, зависании и подводном ходу на определенном горизонте в пределах рабочей глубины погружения. Стереофотоустановка должна была картографировать дно при движении ГА с фиксированной скоростью на расстоянии 4-6 м от грунта.

Для выполнения подводно-технических работ предусматривалась разработка и установка на «Поиск-2» электрогидравлического манипуляторного устройства, имеющего два полутораметровых исполнительных органа с шестью степенями свободы, обеспечивающих в пределах обслуживаемой зоны в носовой оконечности ГА:
– захват и доставку грузов весом в воде до 30 кГс;
– захват сменным ковшом и доставку сыпучих грузов весом в воде до 20 кГс;
– проворачивание маховиков диаметром до 200 мм;
– отдачу задраек и открывание откидных лючков выгородок аварийно- спасательных устройств затонувших подводных лодок (ЗПЛ);
– продергивание оборудованного специальной иглой троса-проводника через головку устройства ШУ-200 ЗПЛ;
– подсоединение карабина с тросом к рыму поднимаемого предмета;
– отворачивание гаек-заглушек;
– расчистку комингс-площадок ЗПЛ от посторонних предметов;
– работу с инструментом, сменяемым под водой и размещаемым в выдвижном лотке.

Манипуляторное устройство управлялось задающими органами из зоны поста помощника командира по НИР, при этом исполнительные органы отслеживали положение всех звеньев задающих. В захвате предусматривалось слабое звено, обеспечивающее его аварийную отдачу при усилиях, превышающих 30 кГс.

Основная аккумуляторная батарея:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат QhxBH

Манипуляторное устройство:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат G9Qnc

Работы манипуляторным устройством должны были производиться из положения ГА на подводных якорях.

Подъем (доставка) грузов массой до 400 кг предусматривался при помощи грузового троса, карабин которого закреплен на ГА в районе зоны обслуживания манипулятора, путем откачки (приема) воды из заместительной цистерны.

В конструкторской практике при создании новых образцов подводной техники принято вводить в разрабатываемый объект одновременно не более 30 % принципиально новых технических решений, иначе вероятность получения положительных результатов значительно снижается, разрабатываемый объект требует тщательной отработки в эксплуатационных условиях и переходит в разряд «опытных».

Группа главного конструктора Ю.К.Сапожкова, поддержанная наблюдением от ВМФ, вынуждена была пойти на риск введения в проект 1832 более 90 % принципиально новых для отечественного подводного судостроения технических решений, не подтвержденных опытом эксплуатации. Их успешная реализация в значительной степени зависела от большого количества соисполнителей проекта – разработчиков и поставщиков уникальных материалов и опытных образцов комплектующего оборудования ГА. Если все разработанные ранее проекты, кстати, к 1968 г. так и не реализованные в металле, были конструкторской «школой» накопления опыта проектирования, то для коллектива ЛПМБ «Рубин» и институтов отрасли, участвовавших в работах по проекту 1832, его разработка стала «университетом» конструкторской мысли в области глубоководной тематики .

Большой объем исследовательских работ был выполнен специалистами базовых институтов Минсудпрома с участием институтов ВМФ.

В декабре 1967 г. эскизный проект 1832 был завершен, рассмотрен и одобрен базовыми институтами отрасли и институтами ВМФ и утвержден совместным решением ВМФ и Минсудпрома без существенных изменений. Для разработки технического проекта 1832 необходимы были результаты разработки соисполнителями технических проектов комплектующего оборудования, иначе проект не был бы принят к рассмотрению. Практически весь 1968 г. ушел на «раскачку» и понуждение соисполнителей к началу проектных работ.

Согласовывались частные технические задания, стоимости работ и заключались контрагентские договоры. Только к концу 1968 г. стали поступать первые технические проекты соисполнителей, которые необходимо было рассмотреть и дать свои замечания по их стыковке с проектом ГА в целом, а после устранения замечаний ЛПМБ «Рубин» и заказчика – утвердить.

Не дожидаясь результатов всех контрагентских технических проектов, в ЛПМБ «Рубин» велась разработка документации технического проекта 1832, которую удалось завершить в марте 1969 г. и направить на заключение базовым институтам отрасли и в институты ВМФ.

Технический проект не был подтвержден модельными испытаниями прочного корпуса ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова по вине горьковского завода «Красное Сормово», не поставившего необходимых моделей; проектом погружных электродвигателей ленинградского завода «Электросила»; проектом погружных электрических аккумуляторов НИАИ; проектом погружного насосного агрегата системы гидравлики ЦНИИ АГ и проектами научно-исследовательского оборудования, заказчиком которого был ВМФ.

После получения от соответствующих министерств-соисполнителей подтверждения заложенных в проект характеристик комплектующего оборудования, по которому не были завершены технические проекты, ВМФ и Минсудпром в мае 1969 г. своим решением утвердили технический проект 1832.

До конца 1969 г. ЛПМБ «Рубин», получив недостающие технические проекты, приступило к разработке рабочей конструкторской документации по заказу Ново-Адмиралтейского завода.

Общее расположение оборудования, трубопроводов и кабельных трасс отрабатывалось на натурном деревянном макете в макетной мастерской ЛПМБ «Рубин» и принималось макетной комиссией, состоящей из экипажа, представителей институтов ВМФ и промышленности. На натурных стендах опытного производства отрабатывались опытные образцы аварийных устройств, а в построенной камере высокого давления «ДК-320» (320 кГс/см² ) испытывались опытные образцы комплектующего оборудования.

Наблюдение от ВМФ за разработкой рабочей конструкторской и эксплуатационной документации было поручено военному представительству ВП 289 МО. Старшим наблюдающим по проекту 1832 был назначен О.В.Корытов.

В 1970 г. завод по заказным ведомостям, разработанным ЛПМБ «Рубин», заказал материалы и комплектующее оборудование по договорам с контрагентами. Тем временем ЛПМБ «Рубин» закончило разработку эксплуатационной технической документации и вело конструкторское сопровождение работ по строительству опытного ГА «Поиск-2».

Пульты управления ГА «Поиск-2» проекта 1832, слева – командира, справа – помощника по электромеханической части:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат YSWOL

Пульт помощника командира по научно-исследовательской работе:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат E7syt

Источник: Шанихин Евгений Николаевич. Глубоководные аппараты (вехи глубоководной тематики).
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shanihin-evgenij-nikolaevich/glubokovodnie-apparati-vehi-glubokovodnoj-tematiki

Посмотреть профиль
Глубоководный аппарат AС-27 проекта 1832 «Поиск-2», военно-патриотический парк «Патриот» Вооруженных Сил Российской Федерации, июнь 2017 г.:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат LQ609 Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат 38CLh
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат THDfr Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат XSVHU
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат RhAng
http://www.vitalykuzmin.net/Military/Park-Patriot-New-photos-part7/i-LgWrrRF

Посмотреть профиль
Постройка и сдача опытного ГА «Поиск-2» проекта 1832.

Строительство опытного ГА «Поиск-2» началось в 1969 г. Ново-Адмиралтейским заводом в Ленинграде по проекту 1832 и рабочей конструкторской документации, разработанной ЛПМБ «Рубин».

Отдел заводских строителей опытного ГА возглавлял главный строитель Д.Т.Логвиненко. В конце 1969 г. завод-строитель получил от Ижорского завода необходимый прокат и поковки, опытный ГА был заложен 31.01.1970, в марте 1970 г. завод сварил прочный корпус и провел его гидравлические испытания, в том числе наружным давлением, во вновь построенной плавучей док-камере «ДК-250». Корпус ГА был установлен в ангаре цеха № 15, соседним с тем, где производилась сборка опытного ГА «Север-2» проекта 1825. Опытный «Поиск-2» получил заводской (строительный) номер 01650.

Конструкторским обеспечением работ руководил главный конструктор завода В.В.Пэдуре. Приемку работ завода осуществляли офицеры ВП 208 МО.

С конца 1970 г. конструкторское сопровождение строительства опытного ГА осуществляло ЦПБ «Волна» в связи с передачей туда всех проектных работ. Группа технической помощи на заводе и производственные подразделения бюро под руководством Сапожкова и ЦПБ «Волна» (были переведены из ЛПМБ «Рубин» в ЦПБ «Волна») оперативно решали технические вопросы, возникавшие при постройке ГА, и производили необходимую корректировку конструкторской документации.

Своевременно произведя заказ необходимых материалов и комплектующего оборудования по согласованным ещё ЛПМБ «Рубин» ведомостям, завод с большими трудностями выбивал необходимые поставки серийного оборудования. Еще сложнее обстояли дела с опытными и экспериментальными образцами, разрабатывавшимися и поставлявшимися заводу через заказчика и ЛПМБ «Рубин». Группа главного конструктора Ю.К.Сапожкова принимала все возможные меры по обеспечению своевременности этих поставок, вплоть до обращения в министерства должников через Совет директоров и ВПК.

Но, тем не менее, поставки комплектующего оборудования шли с большим отставанием от утвержденного графика строительства с окончанием в 1972 г. Особенно остро дело обстояло с поставками стеклопластиковых конструкций, масштабных моделей для прочностных испытаний корпуса, погружных аккумуляторов, погружных электродвигателей и электромагнитов, погружного гидрокомплекса, манипуляторного устройства, уровнемеров и сигнализаторов уровня воды уравнительно-заместительной системы.

Только к сентябрю 1973 г. Ново-Адмиралтейскому заводу удалось укомплектовать опытный «Поиск-2» всем необходимым оборудованием и спустить его на воду. Без наладки и проверки части систем и устройств, ГА был погружен в транспортный плавдок и отправлен на сдаточную базу в Севастополь для завершения швартовных и проведения ходовых заводских испытаний. Ответственным сдатчиком был назначен строитель Ш.Ш.Гертик, сдаточными механиками – Г.Т.Кутузов и А.Ф.Иванов, опытнейшие мастера цеха № 15.

Тем временем в бюро шла разработка и согласование программ и методик заводских ходовых и государственных испытаний «Поиска-2».

7 декабря 1973 г. в Севастополе опытный «Поиск-2» был погружена на СПС «Коммуна», соответствующие ремонт и переоборудование которого были только что завершены на Севастопольском морском заводе. Это судно находилось в составе бригады АСС Черноморского флота; командиром его был опытный моряк Я.М.Туровский.

Схема установки ГА «Поиск-2» на спасательном судне «Коммуна»:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат 4pDmw

Экипаж глубоководного аппарата, подчиненный командиру бригады АСС А.Ф.Старовойтову, состоял из трех офицеров: командира С.П.Антоненкова и его заместителей А.П.Мосунова (по ЭМГ) и А.В.Павлова (по НИР), В него также входили четыре мичмана, отвечавших за техническую подготовку и обслуживание судна.

Дирекция завода, отправив опытный ГА в Севастополь, действовала по принципу «с глаз долой – из сердца вон», хотя «Коммуна» и «Поиск-2» еше не были «совместимы». Ответственному сдатчику со сдаточной командой и главному конструктору с испытательной партией стоило больших усилий и времени в зимних условиях, в отрыве от завода-строителя, производить стыковку систем и устройств ГА и СПС, одновременно налаживая и проверяя системы и устройства самого «Поиска-2».

Только 8 апреля 1974 г. приказом директора завода было объявлено о начале заводских ходовых испытаний, хотя по программе швартовных испытаний еще оставались не закрытыми 13 удостоверений. В результате, на первых же погружениях ГА были обнаружены значительное превышение допустимого уровня электроакустических помех в работе акустических станций «Протей-2», «Луч-2Г», «Коралл» и «Сириус», автоколебания лопастей винта вертикальной колонки ДВР-10 и потеря изоляции основной и вспомогательной аккумуляторных батарей.

Спуск ГА «Поиск-2» с СПС «Коммуна»:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат XQSv1

17 апреля 1974 г. на «Коммуну» с инспекцией прибыл начальник ГУНиО МО А.И.Рассохо, который после докладов командования АСС флота и ответственного сдатчика отметил:

«Обстановка сложная. Необходимо проникнуться важностью государственной задачи при проведении испытаний опытного ГА «Поиск-2». Флот на основании этих работ перейдет к новой стадии своего развития. Нельзя допускать никакого риска. Со стороны Флота будут приниматься все необходимые меры по обеспечению выполнения всех задач, поставленных программой испытаний. Все возникающие проблемы нужно решать совместными усилиями промышленности и Флота.

Большая тревога за экипаж Перед ним поставлена очень сложная задача, в какой-то мере сходная с полетом в космос. Экипажу необходимо изучать материальную часть. Необходимо досконально готовить каждое погружение. Таких ГА, как «Поиск-2», нет ни у американцев, ни у французов».


До 20 мая 1974 г. сдаточная команда с привлечением испытательной партии и контрагентов – поставщиков оборудования произвела затяжку слаботочных кабелей в стальные трубы для снижения помех работе акустических станций, замену дефектных аккумуляторов и регулировку системы автоматики для исключения автоколебаний лопастей колонки ДВР-10.

До 30 мая 1974 г. был произведен замер электромагнитных полей и контрольная вывеска ГА. Погружение показало обводнение масла системы гидравлики и движительно-рулевых колонок, попадание воды в электрические разъемы кабелей и потерю изоляции аккумуляторных батарей.

В июле 1974 г. с завода были получены новые аккумуляторы с литыми корпусами из полиэтилена вместо сварных из эбонита. Аккумуляторы были смонтированы в контейнеры батарей, а кабельные разъемы отремонтированы. До августа 1974 г. сдаточная команда «сушила» масло и вентилировала воздух из системы гидравлики, КБ «Винт» установило дополнительные уплотнения на валы колонок.

Сдаточная команда завода-строителя, куда входили слесари – монтажники цеха № 15, специалисты из отдела автоматики завода, электромонтажники предприятия «Эра» и испытательная партия в составе конструкторов завода – строителя, а также конструкторов бюро-проектанта, работая сверхурочно, без выходных, прилагали все усилия к успешному завершению ходовых испытаний. Бесценную помощь сдаточной команде приносила самоотверженная работа ответственных сдатчиков опытных образцов комплектующего оборудования.

Представители ВП 208 МО Н И.Козлов и А.Ф.Липеха разделяли участь сдаточной команды и с пониманием относились к сложностям сдачи опытного аппарата в Севастополе, поддерживая все законные требования ответственного сдатчика и главного конструктора.

Зато руководство военной приемки, завода-строителя и бюро-проектанта ограничивались нагоняями главному наблюдающему, ответственному сдатчику и главному конструктору, крайне редко утруждая себя инспекционными командировками в Севастополь, и то – лишь в курортный сезон.

Неудачи преследовали сдаточную команду. На последующих – августовских и сентябрьских – погружениях опять произошли отказы при запусках насосного агрегата системы гидравлики и колонки ДВР-10. Успешным испытаниям не способствовала и погода. 22 сентября 1974 г. при заводке «Поиска-2» между корпусов «Коммуны» на волне более четырех баллов была разбита носовая оконечность и погнут подъемный шток аппарата.

Вот выписка из очередного доклада Ю.К.Сапожкова в министерство:

«По ГА «Поиск-2»:

1. Обводнение масла в движительно-рулевых колонках: ДВР-10 – в апреле, КП-10 – в июне, ПУ-6 – в июле.

Установлены дублирующие уплотнительные манжеты на выходные валы. КП-10 и ПУ-6 больше не обводнялись. ДВР-10 на выходе 17.08.74 г. опять обводнилась. К сентябрю была разработана и установлена на ГА автономная система компенсации всех колонок, и после замены масла обводнение прекратилось.

2. Попадание воды в электрические разъемы РВД и потеря изоляции электрической сети.

Отдельные резиновые разъемы обводнялись на каждом погружении; вероятная причина – применение смазки не по инструкции. Была установлена временная защита из ленты ПХВ в местах сочленения вставки и розетки. Эти разъемы больше не затекали. Принято решение установить штатные резинометаллические бандажи на все разъемы.

Отдельные металлические разъемы обводнялись на каждом погружении через резиновую вулканизацию на вводе кабеля из-за заполнения полости кабельных разъемов агрессивной для вулканизации жидкостью ПЭС-5. Была заменена вулканизация резины на стеклопластиковый шнур, пропитанный компаундом. На последующих погружениях обводнение разъемов не наблюдалось.

3. Неустойчивый запуск насосного агрегата системы гидравлики.

04.09.74 г. имели место сбои запуска насосного агрегата. 05.09.74 г. запустить насос не удалось. При вскрытии насоса специалистами ЦНИИ АГ обнаружен дефект сборки, который был устранен.

По СПС «Коммуна»:

1. Повреждена ферма СПУ при швартовке в море. Котлонадзор требует ремонта.

2. Захваты СПУ при стыковке с подъемным штоком ГА при волнении выгибают последний, так как первые полужестко закреплены на подъемной траверсе.

3. Зарядка аккумуляторных батарей ГА обеспечена неудовлетворительно из- за большой мощности генераторов, которые постоянно работают с недогрузкой. Необходима замена на полученные меньшей мощности.

4. Выведена из строя основная выпускная антенна гидроакустической станции связи и слежения «Гамма». Связь осуществляется через дополнительную опускную антенну, которая не может обеспечить слежение за ГА в подводном положении».


Опытный «Поиск-2» во время государственных испытаний, 1975 г.:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат NOqeU

В ноябре и декабре 1974 г. после ремонта «Коммуны» было произведено контрольное погружение опытного «Поиска-2», мерная линия и замеры его акустических полей на ходу в подводном положении. В ноябре произошла самопроизвольная аварийная отдача захвата исполнительного органа манипуляторного устройства, а в декабре таким же образом потеряли контейнер с твердым балластом.

В результате, за год испытаний было закрыто только 18 удостоверений из 54. Неутешительный итог работы подтвердил преждевременность отправки опытного ГА с завода-строителя на сдаточную базу в Севастополь без тщательной наладки и всесторонней проверки всех бортовых систем и устройств у достроечной стенки завода. Спешка руководства завода обернулась затяжкой заводских ходовых испытаний на целый год. Совместным решением Минсудпрома и ВМФ срок сдачи «Поиска-2» был перенесен на 1975 г.

С января по апрель 1975 г. «Коммуна» не могла выйти в море по гидрометеоусловиям в районе Севастополя. На её борту продолжались борьба с помехами работе акустических станций ГА, проверка и наладка комплектующего оборудования. Только 22 мая 1975 г. состоялся выход с контрольным погружением и проверками «Поиска-2» в подводном положении. Выявились новые «прорехи» – неустойчивая работа статического преобразователя и подводной ТВ установки.

В июне 1975 г. было проведено пять погружений, при которых проводилась стыковка навигационного и акустического вооружения ГА с его системой автоматического управления. Эти погружения сопровождались остановками насосного агрегата и движительно-рулевых колонок из-за отключения защитных автоматов статических преобразователей. По результатам его проверки наладили научно-исследовательское оборудование. Погружения не были обеспечены надежной звукоподводной связью со станцией связи «Коммуны».

В июле 1975 г.провели шесть погружений, при которых проверяли режимы системы автоматики, гидроакустической системы навигации, научно-исследовательского оборудования и выхода ГА на подводный объект с постановкой на подводные якоря. Погружения сопровождались неустойчивой работой связи и движительно-рулевых колонок с насосным агрегатом.

В августе 1975 г. выполнили шесть погружений, в том числе на глубину 1000 м, при которых продолжалась проверка, наладка и стыковка навигационных и акустических систем с системой автоматики, а также системы гидравлики с движительно-рулевыми колонками.

8 сентября 1975 г. «Поиск-2» был предъявлен председателю комиссии государственной приемки Н.А.Мышкину. Этот опытный подводник прекрасно понимал, что к уникальному кораблю нельзя подходить с "лодочными" мерками и не торопился начинать испытания, предложив до 25 сентября 1975 г. провести в надводном положении аппарата его фотографирование, проверку движительно-рулевой группы и маневренные качества. При этом вышли из строя гирокомпас и КВ-радиостанция. После восстановления их работоспособности на выходе 1 октября 1975 г. комиссия проверила работу стереоустановки с лампами-вспышками и подводную постановку ГА на якоря.

Это погружение опять сопровождалось несанкционированным отключением движительно-рулевых колонок, насоса гидравлики и прибора питания ламп-вспышек по причине перегорания предохранителей защиты общего статического преобразователя из-за малого сопротивления изоляции в сети. Вновь пришлось «сушить» электродвигатели и заменять масло системы гидравлики.

Председатель комиссии возобновил работы на ГА по программе государственных испытаний только 15 октября 1975 г., дав возможность заводу устранить все неполадки.

На следующем выходе «Коммуны» комиссия госприемки при погружении 15 октября 1975 г. проверила работоспособность общего статического преобразователя и маневренные качества ГА. При погружении 17 октября 1975 г. производилась проверка доставки и покладки на грунт груза массой до 400 кг, его фотографирование и перестропка. При погружении 18 октября 1975 г. проверялись минимальные и максимальные подводные скорости аппарата с замерами потребляемых мощностей и определением экономических режимов.

И снова – обводнение масла системы гидравлики через компенсатор и золотниковую коробку, кроме того обнаружили металлическую стружку в полости электродвигателя насосного агрегата.

Следующий выход «Коммуны» из- за плохих гидрометеорологических условий состоялся только 25 октября 1975 г., однако по той же причине сделали только два погружения: 29 октября 1975 г. (проверка работы стереофогоустановки с лампами-вспышками) и 4 ноября 1975 г.(мерная линия), после чего вернулись в Севастополь на ноябрьские праздники.

Погода и плохая организация испытаний задержали их продолжение до 15 ноября 1975 г. При погружении 16 ноября 1975 г. отрабатывался гидроакустический допоиск малой подводной лодки, лежащей на фунте. Однако выйти на ПЛ не удалось в связи с недостаточной еще опытностью экипажа. При следующем погружении (18 ноября 1975 г.) комиссия проверяла работу научно-исследовательского оборудования и регистрирующей аппаратуры, а также режимы автоматического управления. На следующий день выход был прерван в связи с ожидаемым прибытием в Севастополь с инспекцией Главкома ВМФ.

СПС «Коммуна» с ГА «Поиск-2» на борту аврально «прихорашивалась» в бригаде АСС, однако Главком С.Г.Горшков прошел мимо крутого трапа судна. Только начальник ГУК ВМФ Р.Д.Филанович осилил трап, и председатель комиссии государственной приемки Н.А.Мышкин ознакомил его с опытным аппаратом и его временным носителем. Филанович остался доволен докладом Мышкина.

Следующий выход СПС «Коммуна» состоялся только 25 ноября 1975 г., после долгих проволочек с выделением флотской ПЛ, которая прибыла в полигон 29 ноября 1975 г., и ГА успешно осуществил её гидроакустическое обнаружение на грунте, визуальное обследование и фотографирование.

Программа государственных испытаний, состоящая из 14 параграфов, была почти выполнена. Осталось самое ответственное – глубоководное погружение на 2000 м и последующее контрольное погружение.

До 2 декабря 1975 г. сдаточная команда и испытательная партия проводили тщательную подготовку всех систем и устройств «Поиска-2», однако выход «Коммуны» 3 декабря 1975 г. оказался напрасным – подвела погода в районе погружения. До 12 декабря 1975 г. штормило. Лишь в ночь на 13 декабря 1975 г. удалось повторить выход, однако оказалось, что для погружения ГА на 2000 кг необходимо было получить разрешение командующего флотом, ибо это – «ЧП» на флоте! Нужно было предварительно предъявить аппарат инспекции АСС, а экипажу повторно подтвердить право на самостоятельное управление им.

Наконец, все формальности были соблюдены, и в ночь на 15 декабря 1975 г. «Коммуна» с ГА на борту и в сопровождении водолазного катера ВМ и малого противолодочного корабля (МПК) вышли с рейда Балаклавы в район погружения. Погода стояла пасмурная с волной до трех баллов. В 11.30 по прибытии в район получили от оперативного дежурного флота «Добро» на погружение и спустили «Поиск-2» на воду.

Председатель комиссии утвердил экипаж погружения в составе командира С.П.Антоненкова, его помощников А.П.Мосунова (по ЭМЧ) и Ф.П.Боброва (по НИР), самого председателя Н.А.Мышкина и главного конструктора проекта Ю.К.Сапожкова. Вот записи последнего, сделанные при этом погружении:

«12.00 – Экипаж погружения занял свои места в ГА.

12.18 – Доклад на СПС о готовности.

12.21 – Вышли из междукорпусного пространства СПС. Проверка связи и состава воздуха в ГА.

12.40 – Закрытие входного люка, открытие кингстонов и клапанов вентиляции. Дали задний ход и кормой ушли под воду.

12.54 – Включение научно-исследовательского и регистрирующего оборудования. Закончили дифферентовку. Закрыли клапаны вентиляции.

13.00 – Принятие воды в уравнительную цистерну. Начали погружение.

13.09 – Одержание погружения вертикальным винтом. Глубина 90 м. Начато осушение уравнительной цистерны.

13.15 – Глубина 100м. Медленное погружение. Приступили к серии замеров физических полей Земли.

13.37- Завершение серии замеров физических полей и состава воздуха в ГА. Приняли воду в уравнительную цистерну. Начали погружение.

13.47- Глубина 200м. Одержание погружения вертикальным винтом. Осушение уравнительной цистерны.

13.52 – Проведение серии замеров физических полей Земли. Определение скорости и направления течения.

14.03 – Выполнение автоматического перехода ГА на глубину 400м без хода и дифферента.

14.20 – Глубина 400 м. Дифферент – (Р. Скорость погружения – 0. Переход вручную на глубину 600м. Прием воды в уравнительную цистерну.

14.48 – Глубина 600 м. Дифферент – (Р. Скорость погружения – 0.

14.50 – Переход вручную на глубину 800м. Прием воды в уравнительную цистерну.

15.10 – Глубина 800 м. Дифферент – СР. Скорость погружения – 0.

15.13 – Переход вручную на глубину 1000 м. Прием воды в уравнительную цистерну.

15.36 – Глубина 1000м. Дифферент – 0°. Скорость погружения – 0. Замеры напряжения аккумуляторных батарей, состава воздуха и температуры в отсеках. Производство серии замеров физических полей Земли.

15.53 – Переход вручную на большую глубину. Прием воды в уравнительную цистерну.

15.58 – Глубина 1100 м. Производство замеров физических полей Земли. Легкое потрескивание корпуса. Произведен осмотр прочного корпуса. Замечаний нет. Продолжение погружения.

16.12 – Глубина 1200 м. Производство серии замеров физических полей Земли. Продолжение погружения на 1400м.

16.33 – Глубина 1350 м. Потеря связи с СПС.

16.37 – Глубина 1400 м. Установлен акустический контакт с МПК, однако разобрать ничего не можем. Производство серии замеров физических полей Земли. Продолжение погружения.

16.50 – Глубина 1500 м. Дифферент на корму около 1°. Производство серии замеров физических полей Земли и текущего напряжения батарей. Продолжение погружения.

17.04 – Легкое потрескивание корпуса. Произведен осмотр прочного корпуса. Замечаний нет.

17.05 – Глубина 1600м. Дифферент – (Г. Производство серии замеров физических полей Земли. Восстановлена акустическая связь с МПК. Продолжение погружения.

17.21 – Глубина 1700 м. Под килем 300 м. Продолжение погружения. Включен промерный эхолот.

17.26 - Треск в районе 8-9-го шпангоута. Произведен осмотр прочного корпуса. Замечаний нет. Продолжается запись рельефа дна эхолотом.

17.28 – Глубина 1800 м. Под килем 218 м. Производство серии замеров физических полей Земли. Напряжение основной аккумуляторной батареи 206 В. Продолжение погружения.

17.40 – Треск в районе 12-го шпангоута. Произведен осмотр прочного корпуса. Замечено активное растрескивание изоляции на прочном корпусе.

17.42 – Глубина 1900 м. Под килем 130 м.

17.48 - Треск корпуса по правому борту. Произведен осмотр прочного корпуса. Новых замечаний нет.

17.50 - Глубина 2000 м. Под килем 16 м. Произведена постановка маяка-ответчика.

17.57 – Сели на грунт. Работа манипуляторным устройством.

18.06 – Всплыли на 1900 м. Дали ход вперед. Маневрирование в горизонтальной плоскости.

18.20 – Подвсплытие при дифференте 15° на корму с ходом под кормовой маршевой колонкой.

18.33 – Отдали носовой и кормовой якоря. Застопорили ход. Напряжение основной аккумуляторной батареи 182 В при норме 200 В Продолжение всплытия путем откачки воды из уравнительной цистерны.

18.55 – Глубина 1000 м. Продолжение всплытия.

19.08 – Глубина 600 м. Выключился водяной насос, работающий на откачку воды из уравнительной цистерны – мало напряжение батареи.

19.18 – Продолжение медленного всплытия. С СПС сообщили гидрометеоусловия на поверхности: ветер до 10м/с, волна три балла. ГА будут буксировать. Просят соблюдать осторожность.

19.32 – Глубина 400 м. Продолжается медленное всплытие.

19.52 – Глубина 300 м. Подали воздух в балластные цистерны.

20.06 – Всплытие в надводное положение. Установили радиосвязь. Команда с СПС – люк не открывать, ждать подхода ВМ для буксировки в базу».


Стало сильно качать. Дистанционно из прочного корпуса отстрелили буй буксирного устройства и закрыли клапан заполнения ограждения входного люка. Открыли входной люк. Воды в ограждении оказалось немного. Командир вылез в герметичное ограждение и через иллюминаторы проследил за заводкой буксирного троса.

Экипаж ВМ подобрал плавающий буек с линем и вытащил буксирный трос на свой борт, нарастил его пеньковым тросом и приступил к буксировке на длинном буксире.

А экипажу погружения ничего не оставалось делать, как сесть за ужин и заветным «пузырем» отметить взятие глубины 2000 м.

Тем временем ВМ передал буксирный трос на борт СПС, и оно к утру отбуксировало ГА на рейд Балаклавы, где благополучно подняло его на борт, предварительно освободив экипаж погружения от вынужденного заточения в аппарате. В тот же день покорители глубин и госкомиссия сошли на берег, а вечером в ресторане гостиницы «Украина» отпраздновали завершение государственных испытаний опытного «Поиска-2».

25 декабря 1975 г., после ревизии отдельных систем и устройств ГА и контрольного погружения, госкомиссия подписала акт приемки автономного глубоководного аппарата «АС-6» в состав ВМФ. Материалы Госкомиссии содержали рекомендации по приемке на вооружение ВМФ опытных образцов комплектующего оборудования, а также по замене в период опытной эксплуатации макетных образцов ГАС «Коралл» и НГС «Сириус» на опытно-штатные «Крильон» и «Экватор», устранению электромагнитных помех в работе ГАС «Протей-2» и «Луч-Г», принятию мер по стабильному запуску насосного агрегата системы гидравлики с последующей их приемкой личным составом глубоководного аппарата.

Решением ВМФ и Минсудпрома от 10.05.1976 г. корабль 3-го ранга «АС-6» был передан Черноморскому флоту в опытную эксплуатацию совместно с промышленностью по программе, разработанной СПМБМ «Малахит», согласованной с институтами ВМФ и утвержденной заместителем главкома ВМФ по вооружению и судоремонту', с учетом вышеизложенных рекомендаций Госкомиссии.

Таким образом, полный цикл работ по теме «Поиск-2» от выдачи технического задания до подписания приемного акта составил 8 лет и 3 месяца, в том числе от закладки корпуса до подписания приемного акта прошло 5 лет 8 месяцев и 25 дней, из которых на ходовые заводские и государственные испытания было потрачено 1 год 8 месяцев и 17 дней.

На создание опытного ГА «Поиск-2» всего было израсходовано около 15 млн. руб., что составляло по тем временам стоимость постройки серийной дизель-электрической подводной лодки.

Источник: Шанихин Евгений Николаевич. Глубоководные аппараты (вехи глубоководной тематики).
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A8/shanihin-evgenij-nikolaevich/glubokovodnie-apparati-vehi-glubokovodnoj-tematiki

Посмотреть профиль
Глубоководный аппарат «АС-27» проекта 1832 «Поиск-2» на «Алагезе»:
Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат ZDO7G Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат WeXSA Проект 1832 «Поиск-2» - глубоководный аппарат J5bdp
Фото из группы на Одноклассниках.

Посмотреть профиль

Спонсируемый контент


Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения