Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Атомная глубоководная станция проекта 1851 «Алмаз» («Нельма»).

Классификация – атомная глубоководная станция 1 ранга.
Классификация НАТО – X-RAY.

Разработчик – ЦКБ-16 (с 01.07.1966 - ЦПБ «Волна»), впоследствии с 23.02.1974 - СПМБМ «Малахит» (г. Ленинград).
Завод-строитель – Ленинградское Адмиралтейское объединение (ЛАО), c 30 марта 1992 г. ГП «Адмиралтейские верфи» (г. Ленинград).

Главный конструктор – Корсуков Е.С., с 1972 г. – Бавилин С.М.

Эскизный проект – 1972 г. (главный конструктор Корсуков Е.С.);
Технический проект – 1973 г. (главный конструктор Бавилин С.М.);

Построено – 3 ед. Вступили в строй – 1986-1995 гг.

Проект 1851 (зав. №, дата закладки / дата спуска / дата приёмного акта ВМФ):


  • АС-23 (зав. № 01429) 09.1981 / 30.09.1983 / 30.12.1986, ответственный сдатчик М.Е.Сусленников;


  • АС-21 (зав. № 01430) 26.12.1984 / 29.04.1991 / 28.12.1991, ответственный сдатчик М.Е.Сусленников;


  • АС-35 (зав. № 01431) 20.12.1989 / 29.09.1994 / 12.10.1995, ответственный сдатчик М.Е.Сусленников.


Атомная глубоководная станция проекта 1851 предназначена для проведения глубоководных работ с использованием водолазов и оснащены барокамерой.

Основные ТТЭ:

Водоизмещение:
- надводное – 550 т;
- подводное – 1000 т;
Главные размерения:
- длина наибольшая – 40,0 м;
- ширина наибольшая – 5,3 м;
- осадка средняя – 5,0 м.
Архитектурно-конструктивный тип - двухкорпусная.
Предельная глубина погружения – до 1000 м.
Энергетическая установка:
- атомная энергетическая установка – с 1 водо-водяным реактором тепловой мощностью 10 мВт;
Движители - 1 винт фиксированного шага в кольцевой насадке.

Торпедное и ракетное вооружение – нет.

Оснащение – барокамера для глубоководных работ.

Источники информации:
Ю.В.Альпаков. Подводные лодки советского флота 1945 - 1991 гг., 2-й том, Моркнига, Москва, 2011;

Вывод АС-35 (зав. № 01431) проекта 1851 из цеха ЛАО, г. Санкт-Петербург, р. Нева:
Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  3LtPA Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  WqXPY
Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  QKnoO Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  BcSeR
Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  29Tdy
http://forums.airbase.ru/2011/08/t25848_33--atomnaya-glubokovodnaya-stantsiya-1-ranga.html

История создания.

Приказом Минсудпрома от 1 июля 1970 т. ЦПБ «Волна» (впоследствии с 23.02.1974 - СПМБМ «Малахит») было определено головным по проектированию глубоководных обитаемых технических средств освоения океана, и в это бюро до конца года были переданы все работы по проектированию этих средств из других конструкторских бюро министерства.

В 1972 г. в ЦПБ «Волна» под руководством главного конструктора Е.С.Корсукова были выполнены эскизные проекты глубоководных комплексов проектов 1910 и 1851, утвержденные постановлением правительства СССР, которым определялись их основные тактико-технические элементы (ТТЭ), сроки создания и кооперация соисполнителей по проектам 1910 и 1851.

В 1972 г. приказом министра Минсудпрома главным конструктором проекта 1851 назначают С.М.Бавилина, а группа главного конструктора Е.С.Корсукова была сконцентрирована на создании проекта 1910.

Главный конструктор проектов 1851 и 1910 Е.С.Корсуков:
Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  Xw3Pm

Главный конструктор проекта 1851 С.М.Бавилин:
Проект 1851 «Алмаз» («Нельма») - атомная глубоководная станция  7qLM1
http://moov-vmf.ru/istoriya-v-proektah-povodnyh-lodok-

С.М.Бавилин организовал новую группу главного конструктора, пригласив на должности заместителей молодых специалистов В.М.Терёшкина и Д.Н.Дубницкого, а на должность ведущих конструкторов - В.А.Уварова и Е.А.Дешкина, которых он успел узнать по совместной работе над ранее выполненными проектами. Технический проект комплекса проекта 1851, разработанный в 1973 г., достаточно сильно отличался от эскизного проекта по своим техническим решениям (главным образом, в части движительно-рулевого комплекса, спецустройств и электроэнергетической системы), но не менял утверждённых ТТЭ. Однако к концу технического проекта главный конструктор понял, что выбор типа и параметров главной энергетической установки, сделанный на этапе эскизного проекта, не верен и требует радикального пересмотра и, по существу, выполнения технического проекта заново с пересмотром состава соисполнителей работ. Дальнейшее движение по избранному ранее пути заводило в тупик и могло закончиться одним - прекращением работ по проекту 1851.

В итоге главный конструктор С.М.Бавилин не рекомендовал свой собственный технический проект к утверждению и предлагал выполнить его заново с привлечением новых соисполнителей и изменением ТТЭ и кооперации, утверждённых постановлением правительства. Для такого шага, сопряженного с риском отстранения от должности с необратимыми последствиями для карьеры, требовалось большое личное мужество. Дело ещё осложнялось тем, что начальник ЦПБ «Волна» Н.Ф.Шульженко (сам механик), главный конструктор по энергетической специализации Б.А.Романов, и, что важно, наблюдающие от ВМФ и генеральный заказчик были категорически против против замены энергетической установки глубоководного аппарата, предусмотренной постановлением правительства. Тем более что на её проектирование и ОКР были затрачены десятки миллионов рублей.

Общая суть противоречий по энергетической установе (ЭУ) заключалась в том, что на этапе эскизного проекта для подводного корабля проекта 1851 предусматривалась ядерная энергоустановка, проектируемая НПО «Красная Звезда», на принципах построения ЭУ для космических аппаратов. Такие ядерные энергоустановки были эффективны для космических аппаратов, но оказались совершенно неприемлемыми для подводных кораблей. Их обманчивая лёгкость и миниатюрность оказались не более чем следствием отсутствия биологической защиты, в качестве которой предполагалось использовать воду в межбортном пространстве, что крайне усложняло обслуживание лодки в базе и практически исключало возможность ремонта энергоустановки после первого пуска ядерного реактора. Вес и размеры собственно теплотехнического оборудования для двух типов энергоустановок («космической» и «традиционной») оказались практически идентичными: природу обмануть не удалось. Проработки показали, что при замене типа ЭУ нормальное водоизмещение корабля («надводное») возрастало, но полное подводное практически не менялось.

Решение главного конструктора проекта 1851 С.М.Бавилин о создании нового типа энергоустановки для подводного корабля проекта 1851 поддержали главные конструкторы предполагаемых разработчиков основных её компонентов - авторитетные специалисты в своих отраслях: Н.А.Доллежаль (НИКИЭТ), В.И.Кирюхин (Калужский турбинный завод), А.А.Чернов («Электросила»), а также руководство 1-го и 5-го Главных управлений Минсудпрома Л.А.Самаркин и Н.А.Реммерт, Управления транспортных установок Минсредмаша - Б.П.Папковский. На научно-техническом совете (НТС) Минсредмаша главный конструктор отвергаемой энергоустановки и руководитель НПО «Красная Звезда» Н.П.Грязнов также поддержал решение о прекращении работ по этой ЭУ при наличии альтернативных технических решений, заявив, что по аналогичной космической установке потребовалось на земле сжечь 29 наземных прототипов, прежде чем 30-й образец мог быть запущен в космос. Резюмировав обсуждение, председатель НТС академик А.П.Александров сказал, что не может быть никаких сомнений в необходимости создания ядерной энергоустановки по пути, предложенному главным конструктором корабля, если это устраивает корабль, несмотря на то, что на совете материалы техпроекта, подтвержденные расчетами и результатами ОКР, конкурировали с техническим предложением на одном листе ватмана. Было явно заметно, что Минсредмаш вздохнул с большим облегчением.

Вопрос был рассмотрен НТС Минсудпрома и НТС Главного управления кораблестроения ВМФ, а также лично Главкомом ВМФ, которые также поддержали решение главного конструктора проекта 1851 С.М.Бавилина. В итоге было оформлено решение Военно-промышленной комиссии при Совете Министров СССР, корректирующее ТТЭ проекта 1851 и определяющее новую организацию работ. Эта история сделала имя Сергея Михайловича Бавилина как главного конструктора известным и авторитетным в руководстве промышленности и ВМФ. Министр судостроительной промышленности СССР Б.Е.Бутома на НТС сказал об Бавилине: вот это настоящий главный конструктор. Без преувеличения можно сказать, что замена ядерной энергоустановки на проекте 1851 спасла целое направление глубоководных технических средств.

Опускание энергоустановки проекта 1851 из космоса под воду сделало её создание реальным, но не как не облегчило процесс её проектирования и отработки. Степень новизны и смелости технических решений, обеспечивающих приемлемые параметры ЭУ, оставались очень высокими и требовали тщательной и трудоемкой опытной отработки. Отсутствие наземного прототипа перенесло значительную часть отработки технических средств и, что главное, их совместимости непосредственно на корабль. Особенно много сил ушло на создание и отработку экзотического высокооборотного турбогенератора «когтевого типа», который работал в атмосфере влажного пара, основным достоинством которого является отсутствие наиболее уязвимого и ненадёжного щёточного узла для передачи напряжения на обмотки вращающегося ротора. Его отработка на стендах «Электросилы» и Калужского турбинного завода продолжалась более двух лет и практически определила сроки создания комплекса проекта 1851.

Испытания и сдача первого опытного комплекса проекта 1851, насыщенного впервые разработанными образцами технических средств, в том числе опытными, не имеющими аналогов в отечественном и мировом кораблестроении, были нелегкой задачей. Они продолжались более двух лет после завершения строительства и спуска.

Главный конструктор проекта 1851 С.М.Бавилин лично участвовал почти во всех испытаниях, без него не совершался практически ни один выход корабля в море. За личное мужество, проявленное им при участии в глубоководном погружении, ему было присвоено звание Героя России. Необходимо отметить, что Сергей Михайлович был инвалидом Великой Отечественной войны: в первом же его бою под Сталинградом в 1942 г. ему ниже колена оторвало ногу. Поэтому пребывание его на подводной лодке и даже простой спуск или подъем по вертикальному трапу входного люка требовали от него значительных усилий, незнакомых здоровым людям. Надо сказать, что Сергей Михайлович никогда не давал даже малейшего намека на необходимость какой-либо помощи себе, но всегда твердо и бескомпромиссно отвергал попытки помочь ему. Большинство людей, знавших его по работе, даже не подозревало о его инвалидности, тогда как более близкие люди, знали, что нога, измученная протезом, иногда доставляла неприятности.

В 1977-1995 гг. на ЛАО (c 30 марта 1992 г. ГП «Адмиралтейские верфи») были построены шесть опытных подводных лодок - три проекта 1910 и столько же проекта 1851, не имевших аналогов в мировом кораблестроении. Согласно классификации в ВМФ они стали атомными глубоководными станциями (АГС) 1-го ранга.

Опытные АГС проектов 1910 и 1851 не имели традиционного торпедо-ракетного вооружения и предназначались для отработки в натурных условиях на больших глубинах новых типов атомных реакторов и другого технического оборудования. Глубина погружения АГС проектов 1910 и 1851, по некоторым официальным источникам, достигала 1000 м.

При строительстве опытных АГС в ЛАО были освоены уникальные технологии формирования прочных корпусов из штампованных заготовок, сварки толстолистовых конструкций, монтажа конструкций из сферопластика, изготовления кабельных вводов в прочный корпус и др. Создано более 90 образцов оборудования, не имевшего аналогов в отечественном кораблестроении. Первые опытные АГС проектов 1910 и 1851 были переданы ВМФ в конце декабря 1986 г. после продолжительных и напряженных испытаний на Белом и Баренцевом морях.

Совмещение испытаний кораблей с доработкой контрагентского оборудования требовало постоянного контроля со стороны руководства судостроительного предприятия. Поэтому на сдаточных базах «Дубрава» в г. Северодвинске и «Новая» в Мурманской обл. часто можно было видеть генерального директора предприятия В.Л.Александрова, главного конструктора В.В.Пэдуре, заместителя генерального директора А.В.Боднара, главного инженера В.Ф.Бабанина, заместителя главного инженера В.И.Водянова и др.

Продолжительные всесторонние испытания и доработка оборудования на опытных заказах позволили значительно повысить его надежность и сократить сроки испытаний головных и серийных заказов, что в конечном итоге обеспечило эффективную и безаварийную их эксплуатацию.

За проявленное мужество при проведении испытаний АГС генеральному директору В.Л.Александрову, генеральному конструктору проектов Ю.М.Коновалову, главному конструктору проекта 1851 С.М.Бавилину и десяти офицерам из состава экипажей кораблей присвоено высокое звание Героя России.

В 1986, 1991 и 1995 гг. ВМФ СССР и ВМФ Российской Федерации был сданы три станции проекта 1851 - АС-23, АС-21 и АС-35.

Посмотреть профиль

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения