Советская военная мощь

Форум о советской военной технике и армии


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Т-16 - танк сопровождения (полковой).

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Танк сопровождения (полковой).

Разработчик:
1. Техническое бюро ГУВП под руководством С.П.Шукалова, В.И.Заславского, г. Москва,
2. Технический отдел завода «Большевик» под руководством Н.Н.Магдесиева, г. Петроград (с 26 января 1924 г. до 6 сентября 1991 г. - г. Ленинград).

Изготовитель: Завод «Большевик», г. Петроград (с 26 января 1924 г. до 6 сентября 1991 г. - г. Ленинград).

Выпущено: два опытных образца.

Дата создания: 1924 г. - 1927 г.

6 июля 1927 г. танк был принят на вооружение РККА под обозначением Т-18.
Два опытных образца получили обозначение - Т-16.

История создания.

В августе 1921 г. был создано Главное управление военной промышленности (ГУВП) Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) - орган, непосредственно управляющий военно-промышленными предприятиями РСФСР (с 30 декабря 1922 г. - СССР). Среди прочего на ГУВП были возложены функции по руководству отечественным танкостроением.

Провалы конкурсов в 1920 и 1922 гг. по созданию новых отечественных типов танков, удовлетворяющих новым тактико-техническим требованиям (ТТТ) Красной армии, привели к тому, что к концу 1923 г. было принято решение создать при ГУВП компетентный технический центр с организационными и исполнительными функциями. Так, 6 мая 1924 г. в г. Москве было создано Техническое (Танковое) бюро (Т-бюро) ГУВП под руководством С.П.Шукалова - старшего инженера Технического управления ГУВП. Для организации работы бюро с Путиловского, Ижорского, Обуховского заводов, Ленинградского Арсенала и Артиллерийского управления РККА на срок от двух до шести месяцев привлекались наиболее опытные и способные конструкторы.

Со стороны Красной армии «танковыми» вопросами ведало Артиллерийское управление РККА (после расформирования 19 июля 1923 г. Управления начальника броневых сил РККА его функции были переданы Главному артиллерийскому управлению (ГАУ), которое 28 марта 1924 г. было переименовано в Артиллерийское управление РККА).

В сентябре 1924 г. при ГУВП ВСНХ СССР сформировали межведомственную Комиссию по танкостроению под председательством Е.Г.Смысловского, которая просуществовала один год и прекратила свою деятельность в связи с развертыванием работ по танкостроению в Техническом бюро ГУВП. Эта комиссия занималась определением ТТТ (или как тогда говорили - «тактических заданий») для танков, которые и легли в основу первых проектов Технического бюро. Активное участие в деятельности комиссии принимали П.С.Озеров, А.В.Рожков, Карачан. В результате был подготовлен доклад «Об организации работ в области танкостроения», который заслушали 8 октября 1924 г. на заседании руководства ГУВП и представителей ВСНХ СССР, копия доклада была направлена Троцкому -  наркому по военным и морским делам и председателю Реввоенсовета (РВС - высший коллегиальный орган военной власти с 6 сентября 1918 г. по 20 июня 1934 г. в РСФСР, а с  30 декабря 1922 г. - в СССР).

Проведя анализ итогов Мировой и Гражданской войн, Комиссию по танкостроению под председательством Е.Г.Смысловского сделала вывод, что наличие на вооружении трёх типов танков (тяжёлого, среднего и малого) – оправданно, так как тяжёлые танки содействуют прорыву полос обороны неприятеля, средние – обеспечивают развитие успешного прорыва в глубину, а малые – поддерживают пехотные подразделения непосредственно на поле боя. Поскольку в рассматриваемый период времени страна должна была соблюдать определенную экономию, Комиссию по танкостроению пришла к выводу, что в ближайшие годы нужно сосредоточиться на создании только двух типов танков – малого (по типу французского Renault FT-17 и - «Рено-Русский»), для поддержки подразделений пехоты в наступлении, и среднего (маневренного, по типу британского - «Уиппет»).

После создания в Техническом бюро ГУВП приступили к выполнению эскизных проработок различных вариантов танков. Ввиду отсутствия утверждённых ТТТ работы носили инициативных характер.

19 мая 1924 г. на заседании Артиллерийского комитета Артиллерийского управления РККА по организации отечественного танкостроения было предложено организовать конкурс по проектированию и постройке танков. К работам предлагалось привлечь три завода: Коломенский, Путиловский и Сормовский «как наиболее подходящие по своему оборудованию и установленным на них производствам». На заводах было предложено организовать «специальные инженерно-танковые ячейки с 4 инженерами-конструкторами и 6 чел. обслуживающего персонала». Общее руководство всеми работами по проектированию танков планировалось возложить созданную при военном ведомстве Центральную комиссию, куда были бы привлечены инженерно-технические силы крупнейших отечественных заводов. С такой схемой работ была не согласна Броневая секция Артиллерийского комитета. В итоге, учитывая то, что опыт предыдущих двух конкурсов не привел к положительным результатам, Арткомом РККА было признано нецелесообразным объявление открытого конкурса. А «принцип конкуренции конструкторов при бедности страны, специалистов соответствующей квалификации, должен быть заменён созданием конструкторского органа с привлечением представителей заводов-исполнителей заказов»...

Таким образом, без конкурса разработчиком «танка сопровождения (полкового)», предназначенном для замены танков Renault FT, «Рено-Русский», стало Техническое бюро ГУВП, возглавляемого Шукаловым. К работам так же привлекались конструктора Технического отдела завода «Большевик», где планировалось организовать массовое серийное производство первого отечественного «танка сопровождения (полкового)».

При разработке Комиссией по танкостроению предварительного проекта ТТТ учитывалось состояние автопарка Красной армии. Тяжёлых грузовиков подобных тем, что перевозили танки Renault FT, в войсках практически не было. Поэтому первоначально «танк сопровождения (полковой)» должен был иметь боевую массу 3 т, что позволило бы перевозить его на имевшихся в РККА грузовиках. Максимальная скорость оценивалась в 12 км/ч, толщина брони — в 16 мм. В качестве вооружения планировалось использовать 37-мм пушку или пулемёт.

Однако такие требования оказались чересчур жёсткими: как следует из переписки, Техническое бюро ГУВП испытывало серьёзные затруднения, пытаясь уложиться в заданные требования. Кроме того, вариант либо пушечного, либо пулемётного вооружения выглядел половинчатым - танк «Рено-Русский» имел пушку и пулемёт. Поэтому проектируемый танк сопровождения несколько превышал предварительные ТТТ. Его боевая масса оценивалась в 4150 кг, максимальная скорость — в 13 км/ч, а вооружение состояло из 37-мм пушки «Гочкис» и «шаровой установки спаренных карабинов Фёдорова». Командование РККА поддержало Техническое бюро ГУВП. Боевую массу танка разрешили увеличить до 5 т. Также военные потребовали дать танку смешанное пушечно-пулемётное вооружение, а максимальную скорость машины увеличить.

Жёсткие требования к боевой массе привели к тому, что Техническому бюро ГУВП для первого отечественного танка пришлось искать новые технические решения. Это привело к тому, что по конструкции новая советская машина сильно отличалась от своего французского «прототипа» Renault FT. Схожими остались некоторые элементы конструкции танков, при этом доработанные советскими конструкторами. Особенно сильно от француза отличался корпус. Длина первого варианта составляла всего 3060 мм, что на метр было меньше, чем у Renault FT - и это практически при той же ширине и высоте.

Большое сходство наблюдалось в носовой части корпуса, где располагалось отделение управления. Боевое и моторно-трансмиссионное отделения имели отличия. Под башней появились широкие боковые выступы, в которых разместились топливные баки. Уменьшить длину танка удалось, главным образом, за счёт более компактного моторно-трансмиссионного отделения (МТО). Для преодоления траншей и рвов танк получил «хвост». По конструкции он был аналогичен «хвосту» Renault FT, но имел большую длину.

Компактность МТО обеспечила его новая компоновка. Советские конструкторы одними из первых в мире установили двигатель танка поперёк МТО. Специально для нового танка на заводе «Большевик» создавался новый двигатель воздушного охлаждения объёмом 2,18 л и мощностью 35 л.с. При этом двигатель и коробка перемены передач были конструктивно объединены в единый блок. Командир получал доступ к двигателю через люк в моторной перегородке.

Танк получил новую ходовую часть (ХЧ). С ХЧ Renault FT её объединяло лишь использование ленивцев большого диаметра. С каждого борта имелось по 3 поддерживающих и по 6 опорных катков. Для уменьшения массы опорные катки были сделаны из алюминия с резиновыми бандажами. Они попарно были сблокированы в тележки со свечной подвеской. Передняя пара поддерживающих катков имела рессорную подвеску. Танк получил новые штампованные траки шириной 300 мм, поэтому он имел рекордно низкую нагрузку на опорную поверхность. В целом ХЧ была новаторской для своего времени.

Вполне удачным получилось и боевое отделение (БО). Оно было шире на 100 мм, чем у Renault FT. По бортам размещались укладки для пулемётных магазинов и патронов для пушки. Орудийная башня шестигранной формы получилась на 50 мм шире, чем башня Renault FT, и на 100 мм ниже её. Более широкой и низкой оказалась башенка. На Renault FT подобная башенка использовалась как воздухоприток, также командир мог высунуть из неё голову. Советский танке уже получал полноценный люк. Ещё один, аварийный люк, располагался в борту башни.

37-мм пушка «Гочкис» и спаренная установка пулемётов Фёдорова располагались в установках, находившихся в носовых листах башни. Использовать можно было либо пушку, либо спаренную установку пулемётов. Предполагалось, что в основном стрельба будет вестись из пушки, в таком случае пулемёты вынимались из гнезда и закреплялись на стенке БО.

27 июня 1925 г. состоялось техническое совещание с участием Шукалова и руководства завода «Большевик», на котором обсуждались перспективы выпуска машины. Технический проект танка сопровождения был готов 10 июля 1925 г. А в начале августа 1925 г. завод «Большевик» получил наряд-заказ на изготовление опытного танка сопровождения (полкового). Стоимость машины определялась в 25 тыс. руб. Средства выделялись на постройку опытного образца танка и на разработку двигателя для него. Сроком изготовления машины определялось 1 августа 1926 г. Чертежи на опытный образец танка и Технические условия должны были разработать Техническое бюро ГУВП и конструкторское бюро завода «Большевик».

Наряд-заказ на изготовление опытного образца «танка сопровождения (полкового)»:
Т-16 - танк сопровождения (полковой). Rap0d

Летом 1925 г. технический проект танка сопровождения был утверждён. Вместе с тем Шукалову было предложено подумать над тем, как установить на танке двигатель с водяным охлаждением.

24 октября 1925 г. прошло совещание, проведённое начальником мобилизационно-планового управления РККА А.М.Вольпе. На случай неудачи с отечественным танком сопровождения в качестве запасного варианта Абрам Миронович предлагал использовать зарубежный опыт. Среди танков сопровождения особенно выделялся итальянский FIAT 3000, являвшийся усовершенствованным вариантом Renault FT. Характеристики этой машины были очень близки к тем, которые хотели получить советские военные. FIAT 3000 был более лёгким, чем Renault FT, более подвижным, а его башня была более просторной. Правда, вооружение итальянской машины было только пулемётным. В 1924 г. Италия даже предлагала купить 10 таких танков.

С выбором между советским танком и зарубежным аналогом предполагалось определиться весной 1927 г., после завершения испытаний опытного образца завода «Большевик».

Технический проект танка был передан для изготовления на завод «Большевик». В ноябре 1925 г. из Техническое бюро ГУВП на завод «Большевик» командировали В.И.Заславского. Со стороны Технического бюро «Большевика» работы возглавил Н.Н.Магдесиев.

С конца 1925 г. велись работы по двигателю, консультации по нему оказывал Н.Р.Бриллинг, который тогда руководил Научным автомоторным институтом (НАМИ). Появился и проект второго варианта двигателя — с водяным охлаждением. Из-за изменения габаритов мотора в первоначальный проект танка пришлось внести некоторые изменения. Переделке подверглась и конструкция трака. В начале января 1926 г. размер заказа увеличился до двух танков.

В процессе работ по танку рассматривались различные варианты бронезащиты. Основным был вариант бронирования с применением бронелиста толщиной 16 мм. Так же была рассмотрена «Броня Рожкова», которая представляла собой двухслойное бронирование: первый слой из мягкой «крупповской» стали, второй — из более твердой молибденовой. Существовал и проект трёхслойной брони всё того же инженера А.З.Рожкова. Работы, связанные с бронированием танка, велись весной и летом 1926 г.

Впрочем, для того, чтобы не задерживать изготовление опытного танка, его решили строить с применением однослойного бронирования.

К 31 мая 1926 г., когда состоялось расширенное заседание Артиллерийского комитета, посвящённого танкостроению, боевая масса танка выросла до 5 т. 37-мм пушку «Гочкис» на заседании признали не отвечающей современным требованиям по пробитию брони. Вместо неё планировалось установить 45-мм пушку «большой мощности», которая разрабатывалась Комиссией научных артиллерийских опытов (КОНАРТОП). Правда, разработка этой пушки затянулась и дальше предложений дело по ней не продвинулось. Параллельно предлагалось разработать 37-мм танковую пушку с улучшенной баллистикой под патрон 37-мм зенитной пушки.

В середине лета 1926 г. стало ясно, что в заданные сроки изготовить первый опытный образец танка не получится. Ближе к концу июля 1926 г. развернулась бурная переписка, связанная с задержкой постройки опытной машины. Завод обосновывал срыв сроков новизной машины, а также отвлечением на другие работы, в том числе разработку тракторов. Заказчик предлагал закончить танк в октябре 1926 г., но на «Большевике» склонялись к тому, что сдать его получится не раньше конца декабря 1926 г. Также завод просил разрешения строить опытный танк из неброневой стали, поскольку сложившаяся с бронёй ситуация задерживала изготовление.

Заводу напоминали, что к середине 1929 г. ожидался выпуск уже 120–150 таких машин. В связи с задержкой была найдена резервная производственная площадка — Пермский орудийный завод, где планировалось собрать часть танков из 50-75 машинокомплектов. Было это в сентябре 1926 г., когда в повестке снова появился FIAT 3000.

13 ноября 1926 г. завод сообщил в письме: «Все детали закончены. Двигатель подготовлен к испытанию. Приступили к общей сборке». Первый опытный танк предполагалось собрать в декабре 1926 г., но в полной готовности он должен был оказаться лишь к середине февраля 1927 г. В конце декабря 1926 г. прошли успешные испытания ходовой части «танка сопровождения обр. 1926 г.» В декабре 1926 г. начались и испытания двигателя, которые сопровождались небольшими поломками. В самом конце 1926 г. все основные узлы первого образца были закончены, оставалось осуществить сборку первого танка.

Сборку первого отечественного танка собственной разработки закончили к 17 февраля 1927 г. Танк был пулемётным - в башне размещалась установка пулемётов Фёдорова, танк имел жёсткие передние крылья. На крыше МТО был воздухозаборник в виде широкого «грибка». По сравнению с техническим проектом изменилась ходовая часть танка: появился дополнительный опорный каток в носовой части машины.

Первый опытный образец танка сопровождения (впоследствии получил обозначение Т-16), 17 февраля 1927 г.:
Т-16 - танк сопровождения (полковой). TUp5k

Первые ходовые испытания танка проходили 3–5 марта 1927 г. Танк обкатывался на заводском дворе. 5 марта 1927 г. машину взвесили: без вооружения, боеприпасов и экипажа масса составила 4200 кг. Таким образом, по массе танк соответствовал ТТТ, разработчикам благодаря принятым техническим нововведениям удалось вписаться в жёсткие ТТТ. За время первых испытаний мотор отработал 3 ч, после разборки обнаружились небольшие неполадки, которые исправили. Танк разобрали, все его детали осмотрели, после чего собрали вновь.

Первый опытный образец танка сопровождения на заводском дворе завода «Большевик», 17 февраля 1927 г.:
Т-16 - танк сопровождения (полковой). J2C4F Т-16 - танк сопровождения (полковой). DkPL3

8 марта 1927 г. провели первый длительный пробег танка. Танк отправился в сторону Ижоры, затем вернулся обратно. За 2 часа 37 минут опытный образец прошёл 12 км шоссе и преодолел 5 км по сложной местности. В связи с обкаткой двигателя 3-ю передачу пришлось сделать пониженной, поэтому машина развивала скорость не более 6–8 км/ч. Этот пробег вызвал у заводчан прилив оптимизма. Сопровождавшие танк трактора шли с ним на равных только на самых сложных участках местности, на дороге он от них отрывался. При этом танк ехал на обычных гусеницах, а к тракам тракторов были прикреплены шпоры.

В ходе испытаний не было зафиксировано ни единой поломки, общее состояние танка позволило переделать 3-ю передачу и тем самым повысить максимальную скорость до 15 км/ч. По итогам испытаний были переделаны амортизаторы передних опорных катков.

К слову, всё это время танк был неокрашенным.

8 марта 1927 г. на заводе «Большевик» танк признали пригодным к испытаниям с участием комиссии Артиллерийского управления. В Управлении снабжения РККА считали иначе: на следующий день после испытаний на завод пришло письмо от Шукалова с длинным списком необходимых доработок. На опытный танк требовалось поставить топливные баки, нужно было понизить сиденье водителя, переделать ходовую часть, установить орудие. Пушка отличалась от той, что ставилась на «Рено-Русский» — в частности, она получила дульный тормоз. Следующее испытание было назначено на 29 марта 1927 г. Впрочем, уже появилось мнение, что первый отечественный танк собственной конструкции удался.

Испытания первого образца «танка сопровождения (полкового)» в апреле 1927 г.:
Т-16 - танк сопровождения (полковой). TIEnH

Фактически испытания танка прошли 6–9 апреля 1927 г., и даже к этому моменту танк пушку так и не получил. По итогам испытаний был составлен акт, в котором комиссия отметила целесообразность и приемлемость конструкции танка. Отмечались высокая манёвренность, удобство размещения экипажа в машине, безотказная работа двигателя. Вместе с тем комиссия составила список из 25 пунктов необходимых доработок. Отмечалось недостаточное сцепление гусеничной ленты, требовалось переделать смотровые щели, обеспечить водонепроницаемость танка. Орудие и пулемётную установку нужно было оснастить оптическими прицелами. Передние крылья и их кронштейны требовалось сделать съёмными. Кроме того, при изготовлении последующих танков предписывалось перейти с дюймовой резьбы на метрическую.

Основная часть переделок была внесена в конструкцию до 14 мая 1927 г. В башню, наконец, установили пушечное вооружение. Орудие получило щелевой дульный тормоз. В корме корпуса появился выступ, который играл роль дополнительного воздухопритока.

28 мая 1927 г. были проведены испытания двух типов дульного тормоза. Сначала орудие испытали без дульного тормоза, длина отката составила 58-60 мм. Далее поочерёдно испытали дульные тормоза. Выяснилось, что откат с ними составил всё те же 60 мм. Одним словом, оба типа дульных тормозов были эффективны. Это объясняет, почему на фото 37-мм пушка «Гочкис» с дульным тормозом встречается только на втором опытном образце танка.

31 мая 1927 г. доработанный танк отправился в испытательный пробег. Скорость на отдельных участках достигала 13 км/ч. В ходе пробега несколько раз нагревались тормоза. 3 июня 1927 г. машину погрузили на платформу и отправили в Москву, танк сопровождал водитель Александр Лундышев.

С 9 по 15 июня 1927 г. танк был испытан. 10 июня 1927 г. советский лёгкий танк прошёл испытательную трассу в 2 раза быстрее, чем Renault FT. Машина успешно преодолела проволочные заграждения, сбила телеграфный столб, за минуту танк удалось погрузить в 5-тонный грузовик Leyland. Отмечался более плавный, чем у Renault FT, ход, а также достаточная проходимость — танк смог преодолеть окоп. 11 июня 1927 г. танк успешно прошёл от деревни Черепково до Ромашково, максимальная скорость составила 14 км/ч.

Несмотря на некоторые мелкие неисправности, было ясно — советский танк сопровождения удался. 6 июля 1927 г. он был принят на вооружение РККА под обозначением Т-18. Чтобы отличать серийные танки от опытного танка, последний обозначили как Т-16. Параллельно в отношении танка Т-18 использовался ещё один индекс — МС-1, то есть «малый, сопровождения, первый». Эта машина вошла в историю как первый серийный танк отечественной разработки.

Источники:
http://istmat.info/node/26727
http://istmat.info/node/26790
http://istmat.info/node/26799
https://warspot.ru/11309-ot-teplohoda-an-k-ms-1

Посмотреть профиль

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения